Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

GopiusStoryBANK создает и представляет ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен.

GopiusStoryBANK
помогает создавать и представлять
ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен,
работает над вашей Эгографией.
ведет социальную разведку,
развивает эмоциональный интеллект...


красиво и правильно...

Андрей Ващенко,
Начальник управления долгосрочного планирования и развития "Газпромтранс"
о сторителлинге и Кирилл П. Гопиусе


Коротко о Кирилле П. Гопиусе
____________________________________________________

«Комплексная помощь Сторителлера»



Картинки по запросу кирилл гопиус


Сторителлинг спектакль, книга о вас или вашей компании

Картинки по запросу сторителлинг спектакль

(командная работа,
работа с корпоративной культурой,
индивидуальные консультации,
подробные интервью,
частные беседы).

Кирилл П. Гопиус. Гиперкниги. Книги. Сценарии.



"Архетип любой коммуникации, система «рассказчик – аудитория».
В этой системе «рассказчик» (человек или группа людей) не только транслирует информационные поводы, но представляет созданную им Историю (пространственно-временной континуум, генерирующий отношения).
Сторителлинг – вписывание личных историй «рассказчика» и «аудитории» в глобальные контексты. Из чего и рождается взаимосвязь и взаимное дополнение «рассказчика» и «аудитории». А отношения становятся долгими и крепкими, а главное необходимыми обеим сторонам.
Появляются общие смыслы.
А стало быть, такие «истории» нужно, прежде всего, вытащить наружу (почему я в шутку называю себя «повивальная бабка ваших историй»), а, потом, еще и помочь представить, красиво и правильно. Это то, чем я занимаюсь. Это то, чем сторителлинг может быть Вам полезен, или не полезен..."

Storytelling Hall / Дом Сторителлинга

Обо мне подробно здесь...

Общайся или умри...

Прочитал у очень ВАЖНОГО человека (с очень важны лицом), который считает, что он решает кому с кем общаться…

«Три причины того, почему я не беру трубку с незнакомых номеров (даже если это предложение на миллион долларов)

1) В мире, где у всех есть facebook, telegram и еще 7 мессенджеров, внезапный телефонный звонок - вторжение, которое по грубости можно сравнить с пинком в дверь квартиры.

2) Звонок без предварительной договоренности - всегда некстати, так как человек распланировал весь день и работает прямо сейчас. Кроме того, вы-то подготовились к телефонному разговору, а он - нет. Это самая что ни на есть манипуляция.

3) Даже если дело очень срочное (готов поспорить, что на самом деле нет), разговор по телефону не оставляет документальных следов, что зачастую приводит к недоразумениям».


Я один в этом вижу демонстрацию комплексов неполноценности. «вы-то подготовились к телефонному разговору, а он - нет. Это самая что ни на есть манипуляция». Мама, спаси меня!

Я подумал, что это один такой экземпляр. Но, стали приходить сообщения, что такого инфантила поддерживают люди, которых я считал «самодостаточными».

Поэтому обращаюсь к ним…

Дорогие мои, а вас не смущают люди ВООБЩЕ? Они же трутся о вас в магазинах, если Вы в них ходите, конечно. Да просто на улице. Они вторгаются в вашу жизнь Вас не спросясь.

Милые мои, как вы вообще делаете то, за что получаете зарплату?

Ведь деньги, которые вы получаете, это люди с которыми вы… НЕ ОБЩАЕТЕСЬ?

Умереть очень просто. Забыть про тех, кто рядом…

P.S. Чтобы посмотреть лицо "ужасного ребенка", зайдите на фейсбук "Павел Гуров"


Картинки по запросу гопиус

Роща раздумий. Вглядеться в окружающее Я.

Роща раздумий.

Просто погуляйте в тишине…


Картинки по запросу парковая роща

_________________________________________________________________

«Движение лишает нас возможности созерцания. Наш кругозор сужается…»
                                                                                 Франц Кафка

В одной из отбивок любимого канала «Время» услышал фразу Михалкова: «Наблюдательность важнее деятельности». Фраза, на первый взгляд, противоречива. По крайней мере, парадоксальна. Но, только «на первый взгляд».

Ведь стремительному современному человеку сразу кажется, что автор фразы призывает «наблюдать» в ущерб действию. Отнюдь нет. Он лишь показывает первостепенность и базовость «наблюдения».

В одном из словарей находим такое определение: «Наблюдательность - способность подмечать в вещах и явлениях признаки и черты существенно важные, интересные и ценные с какой-либо точки зрения, но мало заметные и поэтому ускользающие от внимания большинства людей.
Наблюдательность не сводится к одному лишь умению вести наблюдение. Она предполагает любознательность, постоянное стремление узнавать новые факты и подробности…»

В русском языке несколько глаголов, связанных со зрением, различающихся по глубине действия (очень условно):
Смотреть, глядеть – просто осуществлять действие.
Видеть – запоминать что-то из рассматриваемого.
Наблюдать – искать важное в рассматриваемом.
Замечать, зрить – находить важное в рассматриваемом.
Созерцать – находить себя в рассматриваемом.

Вернемся к «наблюдательности». Наблюдатель сравни разведчику, который глубоко погружен в процесс глядения. Он только этим и занят долгое время, потому что знает, что должен найти что-то важное, чтобы его последующее действие было максимально эффективным. Неважно, идет ли речь о предстоящих военных действиях, развитие бизнеса, написании романа, спортивном матче или обычной встрече.

Я не случайно подчеркнул в определении фразу «существенно важные, интересные и ценные, но мало заметные и поэтому ускользающие от внимания большинства людей» и слово «любознательность». Они взаимосвязаны.
Для большинства важные вещи ускользают, потому что они не любознательны. Внешнее окружение интересует их с чисто практической точки зрения: «как быстро из этого окружения взять лучшее». Им некогда в нем разбираться. У них нет к нему искреннего интереса.

Они очень быстро бегают в погоне за лучшим, поэтому пропускают важное и интересное. И никогда не имеют времени ни на что, кроме беготни. Их «деятельность», зачастую, это «прыжки и ужимки» и сопровождающая их усталость. Что уж говорить, что они не успевают в этом вихре увидеть главное. Себя.
Поэтому я готов посоавторствовать с мудрым Лао-Цзы: «Даже путь в тысячу ли начинается с первого шага…» «…а этот шаг начинается с молчаливого наблюдения».

______________________________________________________________

Продолжить путешествие по гипер книге...


Самокат. Рукопашный бой. Сторителлинг. Роща раздумий.

Кирилл и Мефодий Роща раздумий.

Studium & Punctum. Роща раздумий.

Лить кровь своих или рассказывать  себе Третья главная аллея.

Интервью с Вестой Спиваковской. "Путешествие, как гипертекст". Чувство ритма. От страха к любви…

Чувство ритма. От страха к любви…

- Ответ на вопрос «Кто я?» задает ритм самоидентификации. Обратите внимание, что именно народы, которые знают и берегут свои "корни", имеют хорошее чувство ритма. Находясь в Петербурге, я часто наблюдал за туристами, которые бегут от одной достопримечательности к другой. Не успевая ничего прочувствовать…
- Дело в том, Кирилл Палыч, что мало кто из людей вообще может позволить себе "чувствовать"…
У нас с чувствами очень большая проблема в западном обществе. Все познание «рационализировано». Через голову, через своего "внутреннего «кобзона». Оно каким-то образом нарушает или блокирует познание через чувства. Доверять чувствам в западной культуре – практически табу. Считается, что это не эффективно, что это какая-то слабость. Доверяют своим чувствам, как раз племена, у которых развито чувство ритма. Они все в чувствах. Они доверяют своему телу. Они понимают, что травмы и блокированные чувства в теле проявляются, приводя к болезни. Индийские психотерапевты даже говорят: «Вы хотите станцевать об этом?»

У нас же с чувствами проблема. Даже находясь в любви, люди не могут находиться в чувствах. Они не "презентны" даже в любви. То самое «здесь и сейчас», когда ты лишен критического восприятия и просто находишься в этом. Отдаешься этому. Эти состояния, которые вообще-то человеку доступны, почему-то наиболее сложны для него. Мы сами от них уходим, закрываемся.

Особенно в российской действительности человеку присуща настороженность, даже когда все хорошо. Мы настолько привыкли к анти-кризисному управлению реальностью… Мы все кризис-менеджеры, риск-менеджеры. У нас мировоззрение на эпи-генетическом уровне заточено под кризисы и риски. Мы знаем, как решать проблемы, мы готовимся к проблемам заранее. Случись плохое один раз, и мы никогда об этом не забываем. Посттравматический синдром. Мы очень травмированное общество. Поэтому не доверяем жизни, не доверяем реальности. Постоянно носим за спиной "запасной парашют". А также лыжи и сухари. Чтобы в случае чего подстраховаться. На это уходит огромное количество энергии. Физической, эмоциональной и ментальной.

Люди продолжают оставаться в анти-кризисном режиме, даже когда выезжают на отдых. Русского человека всегда легко вычислить по очень напряженному, я называю это «сложному выражению лица». И с этим настороженным видом он практически никогда не расстается. Ему либо много водки надо выпить, либо еще как-то «фильтры почистить». Но, с реальностью он явно в не простых, в напряженных переговорах. Он все время ее, реальность, в чем-то подозревает. Поэтому, кстати, в России так процветает конспирология и "массоноведение".

Здесь-то и вырастают инструменты управления. Легко объяснить подозревающему заговор обществу, что во всем виноваты враги, всякие "империалисты"… И люди верят! Такие настроения особенно сильны сейчас, и они удручают. Когда публично сжигают чучело Обамы где-то в центре Красноярска - это дикость, недопустимая в 21 веке! Паразитировать на ненависти к кому-либо - такой грошовый инструмент управления, снижающий уровень самосознания нации до плинтуса. Очень грустно видеть, как люди продолжают вовлекаться в подобного рода «игры для обезьян».
Когда племя на племя… И разборки на уровне анального сектора…

- Какого, сектора простите?..
- "Анально-Территориальный контур" по Роберту Антону Уилсону. Древние контуры, которые нам достались от предков. Карл Юнг называл это "рептильным умом". Территориальный контур делит мир на две половины - то, что сильнее меня (выше в иерархии стаи), и то, что слабее меня (ниже в иерархии стаи). На этой основе развиваются социобиологические системы. Я часто апеллирую к этой теории и всем советую книгу «Прометей восставший или психология эволюции». Это докторская диссертация Уилсона.

Уилсон показывает, что туннель реальности священника и сутенера разные. Попробуй что-то доказать одному. Потом что-то другое доказать другому. И посмотри, как они будут себя вести. Возможно, они будут вести себя одинаково. Разница только в инструментах, которыми они пользуются, и что каждый из них допускает (или не допускает) в своей картине мира.

Тогда понимаешь, насколько все условно и ограничено. Какое множество картин, даже, среди таких же, как мы, выросших в одном "парнике". А сколько еще других парников и картин! Необходимо хоть немного заглянуть за ширму, чтобы перестать заниматься глупостями, которые могли бы быть актуальными в средние века, но не в наше время. Это просроченное невежество.

- Возвращаемся к туристам и путешествиям. Вы путешествовали не как турист даже при всей Вашей скоростной жизни…
- Скоростная она, с точки зрения необходимости все время на что-то реагировать. Отсутствие билетов. Кража всех документов. Необходимость найти общий язык с тайскими детьми-сиротами. Они не знают английского, а ты не знаешь тайского. Решить вопрос с полицейскими, когда у тебя эвакуировали байк. Стать частным проводником, когда ты в этом месте и сам-то не слишком ориентируешься. Список "квестов" бесконечен.

Скорость освоения тех или иных инструментов, навыков, реагирования. Принятия решений. Бывало, что нужно было принять решение, куда лететь, меньше чем за сутки. Я так оказалась в Непале, в Сербии, в Тайланде, в Турции. У меня не было времени сидеть за чашечкой кофе и строить планы.

Я про такие скорости говорю, когда нет возможности планировать. Сама жизнь отрезает основную ловушку: когда мы либо уходим в будущее, занимаясь планированием, либо в прошлое, занимаясь воспоминаниями. Ты все время в настоящей реальности, когда нужно что-то решать в ответ на спонтанный вызов.

Когда ты турист, ты рыбка в пакете с пресной водой, погруженная в океан прямо в целлофановом пакете. Мне это никогда не нравилось. Приехав на место, я сразу начинаю общаться с местными. Хочу понимать все про то место, куда я попала. Взаимодействия, институты, правила. Уважая их "туннели реальности".

Я не раз слышала такое: «Ты здесь всего неделю и уже в центре всего…» Так и есть. Выживать - это когда за два дня надо найти работу. Людей. Когда в новом месте появляется своя собственная "грибница". Нетворкинг. Связи. Когда нет времени присесть и подумать. Стабильность это ловушка для тех, кто боится столкновении с жизнью.
Бывали, конечно, моменты некоторого расслабления, но и тогда мне давались уроки, которые нужно было принимать.

- И, тем не менее, при скорости принятия решения не могло не быть, моментов, когда остановились и начали чувствовать. И через эти чувства видеть в чем-то, внешне не привлекательном, важное, значительное.
- Да. Были такие моменты…Был момент, когда я путешествовала по Индии и меня ограбили в Аюровилле, но я тут же познакомилась с русскими ребятами, которые занимаются бизнесом в Ченнае. Они меня спасли. Вообще, после посещения Ауровилля я держала курс на Гоа. Но оставшись без денег, без телефона, банковской карточки, я потерялась - как дальше путешествовать?

И я поняла, что это тоже урок. Значит, я уже имею достаточно инструментов, чтобы выжить. В такой стране, как Индия. Для западного человека ситуация неприемлемая. При этом, для людей других культур, это обычная ситуация.
Недавно посмотрела фильм Шона Пена «В диких условиях» про американского студента, который закончил колледж, получив диплом "для родителей". А когда они решили подарить ему за это машину, он от нее отказался и уехал на Аляску. Это был такой бунт. Может быть, не очень разумный. Но, это позиция, которая учит нас тому, что мы боимся оказаться в диких условиях. Не в городе. Вне привычной комнаты, как тот кот.

А чего боятся-то? Что будет с нашими страхами, если нам скажут, что их не существует? Ведь, когда мы боимся, мы верим, что они существуют. Мы сами делаем их существующими.
Как нас изменяют встречи с такими мыслями?
Я не могу сказать, что мне не было страшно. Страшно!
Иногда я просто «схлопывалась» от непонимания и страха… как дальше…?

Однако, это были самые прекрасные моменты в жизни, когда несмотря на страх, я все-таки куда-то ехала и шла. Встречала новых знакомых, друзей. Неожиданно находила поддержку. Подруга моего друга меня приютила. Мы с ней провели какое-то время. Затем появляются другие люди. Каждый куда-то тебя приводит. Уже через неделю ты чувствуешь себя не во враждебном лагере, без денег и ноутбука, а, в дружественном месте. В нем, от того, как ты относишься к людям, зависит то, что ты получишь. Есть хорошее выражение: «На вершине горы ты можешь найти только то, что туда принес». А Джим Керри сказал, что влияние, которое вы оказываете на других - самая ценная валюта из всех.

Поэтому, в таких ситуациях, когда у тебя ничего не осталось, ты можешь найти только то, что соответствует тому, «кто ты», то есть столкнуться с самим собой.
Все книги Коэльо могут стать вашей собственной историей, а то и круче, если вы отважитесь выйти на этот Путь. Всегда можно сдаться, струхнуть. Написать письмо на родину, чтобы помогли. Прислали денег на билет. И бежать отсюда.

Но, все эти достижения зависят от того, как ты встречаешься со своими страхами. И сколько любви ты вкладываешь в свои действия. В жизни нет смысла, когда в действиях нет любви. А любовь возникает тогда, когда мы наполнены и доверяем жизни. Отдавая любовь, ты наполняешься.И перестаешь относиться к любви с точки зрения товарно-денежных отношений и нотариальных расписок. Любовь тебе не принадлежит. Это не твоя, ничья собственность.

Можно быть включенным в процесс намного больший, чем ты сам. Быть его частью.
Это очень благодатный процесс приобретения смысла. И не важно, где это происходит.
В индийском бунгало или полуподвальном помещении в Москве, случайно названным рестораном  (от автора: в таком помещении проходило интервью).
Когда ты принимаешь реальность. Когда видишь людей в их сути. Когда ты не убегаешь от этой сути и не взаимодейсвуешь как "кобзон" с "кобзоном".

(Продолжение следует...)

ПЕРЕВОД СТАТЬИ. "НИЛ ГЕЙМАН О ДОЛГОВЕЧНОСТИ ИСТОРИЙ"

"...Людей можно рассматривать как своеобразный побочный продукт, созданный историями для того, чтобы размножаться. В самом деле, ведущая форма жизни это именно истории – они старше нас, они умнее нас, и они продолжают развиваться. Но люди нужны им, чтобы обеспечивать воспроизводство, так же, как нам самим нужна пища… нам нужно поддерживать в себе жизнь. Может быть, на самом деле истории это вирусы. Функционально они симбиотичны – они дают одно и берут взамен другое…

Истории так важны для нас, потому что именно к ним мы обращались ещё на заре существования человечества, чтобы узнать, каково это – стать кем-то другим… Истории это наш способ передавать друг другу важные послания, но… возможно, истории это и правда симбиотические организмы, с которыми мы сосуществуем, и которые позволяют человечеству развиваться..."

Читать перевод полностью...


Карен Армстронг. Краткая история мифа (часть 1)

Краткая история мифа
Что такое миф?


Человек издревле был мифотворцем. Археологи обнаружили в неандертальских захоронениях орудия труда, оружие и кости жертвенных животных — свидетельства веры в мир иной, незримый, но схожий с земным. Быть может, неандертальцы слагали сказки о том, как живется теперь их покойному собрату. Но в любом случае несомненно, что они задумывались о смерти так, как не задумывается о ней ни одно животное. Животные видят, как умирают им подобные, но, насколько нам известно, не пытаются осмыслить смерть. Неандертальские же захоронения указывают на то, что, осознав свою смертность, древнейшие люди выработали и систему представлений, позволявшую с ней примириться. Неандертальцы, хоронившие умерших с такой заботой, по всей вероятности, полагали, что реальность не ограничивается зримым, материальным миром. Таким образом, человека с незапамятных времен отличала способность порождать идеи, выходящие за пределы его повседневного опыта.


Мы — существа, устремленные на поиски смысла. Собаки не предаются мучительным раздумьям о своем предназначении, не беспокоятся о положении собак во всем мире и не пытаются взглянуть на свою жизнь с иной точки зрения. Человек же, задаваясь подобными вопросами, склонен впадать в отчаяние, столкнувшись с их неразрешимостью. Поэтому испокон веков мы сочиняли сюжеты, позволявшие человеку вписать свою жизнь в рамки более обширного целого, обнаружить некую структуру, лежащую в основе бытия, и почувствовать, что, вопреки всем удручающим свидетельствам обратного, жизнь вовсе не лишена смысла и ценности.

Еще одна характерная особенность человеческого сознания — способность порождать идеи и испытывать состояния, не поддающиеся рациональному объяснению. Мы обладаем воображением — способностью размышлять о предметах, не находящихся в пределах непосредственной досягаемости и даже вовсе не существовавших до того, как они возникли в нашем уме. Именно благодаря воображению возникли религия и мифология. В наши дни мифологическое мышление зачастую осуждается и сбрасывается со счетов как иррациональное и пригодное лишь для потакания человеческим слабостям. Но не следует забывать, что без воображения ученые не смогли бы постигать новые истины и изобретать новые технологии, благодаря которым вся наша деятельность стала неизмеримо более продуктивной. Воображение ученых сделало возможным полеты в космос и прогулки по Луне — свершения, некогда мыслимые лишь в области мифа. Мифология и наука сообща расширяют и помогают реализовать потенциал человека. И, как мы увидим, мифология наряду с наукой и технологией вовсе не призывает к уходу от мира, а, напротив, делает нашу жизнь в этом мире более полной и насыщенной.

На примере неандертальских захоронений нам открываются пять важных принципов, характеризующих мифологию. Во–первых, в основе мифа почти всегда лежат опыт столкновения со смертью и страх исчезновения. Во–вторых, кости жертвенных животных свидетельствуют о том, что погребение сопровождалось жертвоприношением. Мифология, как правило, связана с ритуалом. Многие мифы не имеют смысла вне породившего его священнодействия, и в профанной обстановке он непостижим. В–третьих, ритуал, связанный с неандертальским мифом, совершался над могилой, у порога человеческой жизни. Самые глубокие и значимые мифы повествуют о предельных состояниях, вынуждая нас выйти за границы обыденного опыта. Каждому из нас в том или ином смысле порой приходится идти туда, где мы еще никогда не бывали, и делать то, чего мы еще не делали. Миф повествует о неведомом, о том, для чего мы поначалу не можем подобрать слов. Таким образом, миф позволяет заглянуть в средоточие великого безмолвия. В–четвертых, миф — это не самодостаточное повествование. Он показывает нам, как следует себя вести. Неандертальцы нередко придавали телам умерших позу зародыша — как знак подготовки к перерождению; но следующий шаг усопшему предстояло сделать самостоятельно. Правильно интерпретированная мифология вводит нас в правильное духовное или психологическое состояние, обеспечивающее в дальнейшем правильное действие — в этом мире или в мире ином.

И наконец, все мифологии провозглашают существование иного мира, соседствующего с нашим и в каком–то смысле его поддерживающего. Вера в эту незримую, но более могущественную реальность, иногда именуемую миром богов, — основная идея всякой мифологии. Ее называли «вечной философией», поскольку на нее опирались мифология, ритуальная жизнь и социальная организация всех сообществ до зарождения современной науки, а в большинстве сообществ с традиционным укладом — и в наши дни. Согласно этой вечной философии, у всего происходящего в мире дольнем, у всего, что мы здесь видим и слышим, есть свое соответствие в Божественном, горнем мире, и оно ярче, сильнее и долговечнее своего земного аналога[1]. Вся земная реальность — лишь бледная тень, несовершенное подобие своего архетипа, изначального образца. И только участием в Божественной жизни смертный, слабый человек может реализовать свой потенциал. Мифы придавали ясный облик и четкую форму той реальности, которую люди ощущали интуитивно. Мифы повествовали о том, как живут боги, — и не ради праздного любопытства или развлечения, но для того, чтобы люди могли подражать этим могущественным существам и познавать Божественное на собственном опыте.

Для современной культуры, основанной на научных представлениях, характерно весьма упрощенное понятие о Божественном. В Древнем мире боги редко мыслились как некие сверхъестественные и почти обезличенные существа, ведущие совершенно обособленную метафизическую жизнь. Мифология относилась не к области теологии в современном понимании этого слова, а к области человеческого опыта. Люди верили, что боги, сами люди, животные и природа неразрывно связаны друг с другом, подчинены одним и тем же законам и состоят из одной и той же Божественной субстанции. Изначально мир богов не был отделен от мира людей онтологической пропастью. Говоря о Божественном, люди обычно подразумевали некие земные явления. Боги были неотделимы от бури, моря, реки или мощных человеческих эмоций — любви, ярости, сексуальной страсти — на мгновение словно бы переносящих человека на иной план существования и позволяющих взглянуть на мир новыми глазами.
Таким образом, мифология призвана поддерживать нас в затруднительных ситуациях. В древности она помогала людям найти свое место в мире и свой истинный путь. Всем нам хочется знать, откуда мы пришли, но поскольку истоки человеческого рода теряются во мгле доисторических времен, люди слагали мифы о своих праотцах, — мифы, не имеющие отношения к исторической действительности, но помогавшие объяснить особенности их окружения и принятые в обществе обычаи. Точно так же всем нам хочется знать, куда мы идем, — и точно так же мы слагаем мифы о загробной жизни (хотя, как мы увидим, далеко не каждая мифология обещала человеку бессмертие души). И, наконец, всем нам хочется найти объяснение тем особым мгновениям в нашей жизни, когда нам удается подняться над обыденностью. Мы чувствуем, что человек и материальный мир таят в себе нечто большее, чем можно увидеть глазами, — и это чувство находит выражение в «вечной философии».

В наши дни само слово «миф» зачастую служит синонимом обычной неправды. Политик, обвиненный в каких–нибудь махинациях, заявит, что все это «миф», подразумевая, что на самом деле ничего этого не было. Когда мы слышим о богах, расхаживающих по земле, о мертвецах, встающих из могил, или о водах морских, чудесным образом расступающихся, дабы пропустить избранный народ к свободе, мы попросту отмахиваемся от всех этих «баек»: ведь они совершенно невероятны и откровенно противоречат всему, что мы считаем реально возможным. С XVIII века у нас сложился научный подход к истории, и теперь нас интересует главным образом только то, что происходило на самом деле. Но до наступления современной эпохи, людей, писавших о прошлом, прежде всего, интересовали не события как таковые, а то, что эти события означают. Миф представлял собой событие, в каком–то смысле произошедшее однажды, но при этом повторяющееся постоянно. Привычный нам строго хронологический подход к истории не позволяет подобрать слово для описания подобного явления. Но мифология — это особая форма искусства, устремленная за пределы истории ко вневременному ядру человеческого бытия, помогающая вырваться из хаотичного потока случайных событий и уловить отблеск самой сути реальности.

Опыт трансценденции знаком человеку с древнейших времен. Все мы стремимся испытать мгновения экстаза, затрагивающего в нас некие глубинные струны и позволяющего хоть ненадолго возвыситься над самими собой. В такие моменты мы переживаем все происходящее намного сильнее, чем обычно. Мы включаемся на полную мощность, проявляем свою человеческую природу во всей полноте. Одним из самых традиционных путей к экстазу прежде была религия; теперь же люди, не находящие экстатических переживаний в церквах, синагогах и мечетях, ищут их где угодно — в живописи, музыке, поэзии, танцах, наркотиках, сексе, спорте… Мифология, подобно музыке и поэзии, призвана пробуждать в человеке состояние экстаза — даже перед лицом отчаяния, охватывающего нас при мысли о смерти. И если миф на это не способен, значит, он отжил свое и утратил всякую ценность.

Таким образом, не следует считать миф всего лишь низшей формой мышления, которую в век разума можно отбросить за ненадобностью. Мифология — это вовсе не примитивный прообраз истории, а описанные в мифах события нисколько не притязают на роль объективных фактов действительности. Подобно роману, опере или балету, миф — это игра, но игра особая: она преображает наш раздробленный, трагичный мир и помогает выявить новые возможности, задаваясь вопросом «а что, если?..» — тем самым вопросом, которому мы обязаны важнейшими философскими, научными и научно–техническими открытиями. Такую же духовную игру, возможно, вели неандертальцы, готовившие своего умершего собрата к новой жизни: «А что, если кроме этого мира существует еще что–то? И как это может повлиять на нашу жизнь — духовную, бытовую, общественную? Возможно, мы бы изменились? Стали бы совершеннее? И если бы мы действительно изменились, разве это не означало бы, что наш миф в каком–то смысле правдив, что в нем заключена некая важная для нас истина, хотя мы и не можем доказать этого рационально?»

Человек — единственное живое существо, сохраняющее способность к игре на всю жизнь[2]. Животные (за исключением живущих в неволе, в искусственных условиях) теряют присущую детенышам игривость, как только сталкиваются с суровой действительностью в дикой природе. Люди же и во взрослом возрасте продолжают играть различными возможностями и, подобно детям, творить воображаемые миры. В области искусства, свободного от ограничений рассудка и логики, мы создаем и сочетаем новые формы, обогащающие нашу жизнь, сообщающие нам нечто важное и в основе своей «истинное». А в области мифологии мы схожим образом выдвигаем гипотезу, воплощаем ее средствами ритуала, действуем в соответствии с нею и осмысляем ее влияние на нашу жизнь — и так нам приоткрывается еще одна из тайн мучительной головоломки жизни.
Итак, миф правдив, потому что эффективен, а не потому, что дает нам какую–то информацию о фактах действительности. Если же он не помогает нам глубже проникнуть в тайны жизни, то он бесполезен. Истинно ценный миф — это миф работающий, то есть внушающий нам новые мысли и чувства, дарующий надежду и побуждающий жить более полной жизнью.
Мифология может преобразить нас лишь при условии, что мы будем следовать ее указаниям. Миф — это, по существу, наставник: он объясняет нам, что мы должны делать, чтобы обогатить свою жизнь. Если мы не применяем его к своей жизненной ситуации и не воплощаем его в собственной жизни, миф остается таким же непонятным и чуждым, как правила незнакомой настольной игры, которые зачастую кажутся скучными и запутанными, пока не начнешь играть.

Никогда еще человек не оказывался так далек от мифа, как в наши дни. Но в старину мифология играла исключительно важную роль. Она не только помогала людям находить смысл жизни, но и раскрывала сферы сознания, не достижимые иными путями. Мифология — это ранняя форма психологии. Предания о богах и героях, спускавшихся в подземный мир, проходивших лабиринты и сражавшихся с чудовищами, выявляли тайны подсознания, показывая людям, как справляться со своими внутренними кризисами. Начиная прокладывать маршрут современного странствия в мире души, Фрейд и Юнг в попытках объяснить свои открытия интуитивно обратились к мифологии и дали новую интерпретацию старым мифам.
В этом нет ничего нового. Всегда существовали разные версии одних и тех же мифов, не сводимые к какой–либо одной, ортодоксальной. Чтобы по–прежнему доносить до нас заключенную в нем вневременную истину, миф должен приспосабливаться к изменяющимся обстоятельствам. Этот краткий обзор истории мифологии покажет, что всякий раз, когда человечество совершало скачок в своем развитии, в соответствии с новыми условиями преображалась и мифология. Но человеческая природа во многом остается неизменной, и многие мифы, порожденные культурами, не имеющими ничего общего с современной, по–прежнему взывают к самым глубинным нашим страхам и желаниям.
.....................................................................................................................................................

Михаил Трейвиш: «Каудсорсинг - неожиданный маркетинговый инструмент, привлекающий своей новизной».

(На вопросы отвечал Михаил Трейвиш, президент OmniGrade, член экспертного сообщества OmniVision, www.omni-v.com
Инервью проводил Кирилл П. Гопиус, ректор IEEAcademy международной экспертной сети Souzconsalt, www.souzconsalt.ru )




- Сейчас многие слышали о краудсорсинге, фандрайзинге, сторителлинге. Правда, когда начинаешь спрашивать, что это, у всех определения разные. Хотел бы начать с Вашего профессионального объяснения, что же такое каудсорсинг…

- Сложный вопрос. Год назад я выступал на конференции и сказал, что то, чем мы занимаемся, нельзя назвать «классическим краудсорсингом». И какой-то почтенный господин из президиума заметил, что краудсорсингу так мало лет, так что, что такое краудсорсинг, и, тем более, «классический краудсорснг» никто не знает.
Я 20 лет занимался факторингом и не могу рассказать, что это такое.
Это очень общее понятие. Как сельское хозяйство. Все понимают, но дать определение не могут.

Смысл термина «краудсорсинг» состоит в том, что это некое действия или образ жизни, вид активности, в котором принимают участие внешние добровольные помощники. Тот самый «crowd», в переводе с английского – «толпа», либо «масса людей». Большая или маленькая масса, но, главное, что это люди, которые добровольно помогают компаниям, организациям, проектам, людям в решении, стоящих перед ними задач.

Они могут помогать по-разному. Деньгами, советами, выполненной работой. Главное, чтобы это было добровольно и без формальных трудовых отношений.

- Тогда какой-нибудь яркий пример, для иллюстрации…

- Самый известный пример, который можно назвать «классическим краудсорсингом», это «Википедия». Миллионы людей по всему миру совместными усилиями, добровольно создают нечто величественное. ЮНЕСКО выпустило специальное заявление, в котором, по влиянию на человеческую культуру, они сравнивают «Википедию» с Александрийской библиотекой.

Но, примеров много. А с появлением интернета их стало еще больше. Потому что любой форум в интернете, это пример краудсорсинга. Например, туристический форум, на котором кто-то спрашивает, в какой гостинице остановиться в Болгарии, Испании или Египте. Ему отвечают, и это тоже пример краудсорсинга .

Хотя термин «краудсорсинг» появился в 2006 году, он существовал всегда. С ним та же история, как и с героем Мольера, который только в зрелые годы узнал, что говорит прозой.

- А Вы, в Вашей сегодняшней деятельности, как с этим связаны?

- Мы помогаем поставить краудсорсинг на службу конкретным компаниям или организациям. То есть, те люди, которые работают в компании, это ограниченный ресурс. А мы помогаем расширить его за счет этих самых внешних, добровольных помощников. И организовать их деятельность таким образом, чтобы компании это было полезно, а внешним добровольным помощникам интересно и увлекательно.

Я приведу еще одну аналогию. Это футбольные болельщики. Или вообще спортивные болельщики. Они поддерживают свою команду. Тратят время, а иногда и деньги. Приходят на стадион. Смотрят по телевизору. Есть форумы болельщиков, в которых они пишут, что «нашему клубу давно пора увольнять тренера…» «Нам пора купить хорошего нападающего». Только они пишут советы руководству клуба, которые никто не читает, которые не оказывают влияние на политику клуба.

Мы тоже пытаемся организовать коллектив болельщиков, которые помогают той или иной компании, но так, чтобы их мнение выслушивали, как минимум. Будут ли прислушиваться, зависит от собственников компании. Но, слушать их будут и люди почувствуют себя соучастниками, соавторами реализации какой-то серьезной, стратегической  задачи, которая стоит перед компанией.
А мы будем стараться сделать так, чтобы их мнения и идеи помогали решать эти задачи.

- Насколько это широко применимо в российской действительности?

- У нас на сегодняшний день семь клиентов. Один из Армении, один из Казахстана. Получается из России, пять. При этом, все семеро, в той или иной степени, думают о том, чтобы стать глобальными компаниями. Кому-то это удалось уже сделать. Кому-то еще нет. С другой стороны, нам меньше двух лет. Поэтому клиентов не совсем много, но, и не совсем мало. Нам самим, чтобы людям помогать, нужно изучить, то, чем они занимаются. И это для нас такой, штучный продукт.

- Есть два момента. Доверие «волонтеров» и доверие «бизнесменов». Как завоевывается доверие у одних и у других?

- Да… И бизнесмены не все готовы к этому. Поэтому семь клиентов, а не семьсот… Есть такой деликатный момент, связанный с тем, что все обсуждения, которые у нас проходят, проходят публично. Для того, чтобы получить к ним доступ, нужно только зарегистрироваться. Для нормальных предпринимателей, это психологически сложно. Сам факт, что какие-то проблемы и вопросы компании будут публично обсуждаться с участием внешних людей. Но, как раз, такая публичность и является способом завоевания доверия. Это такое интересное «реалити-шоу». Людям, которые готовы перед тобой раскрываться, хочется помогать.

Почему стоит самим предпринимателям доверять советам людей со стороны? Их никто не заставляет доверять всецело. Но,  если совет кажется интересным, если аргументация убедительна, то, почему бы не последовать хорошей идеи.

Есть много краудсорсинговых проектов в мире. Большая их часть построена, просто, как сбор денег. Это краудфандинг. У нас же не только сбор идей и денег, но, и обсуждение. И в процессе обсуждения можно увидеть сильные и слабые стороны, риски проекта.

У нас в компании модератором обсуждений является такой забавный зверек даман. Он вносит некоторую неформальную атмосферу для обсуждения. Даман был привезен прошлой осенью в московский зоопарк. Я тогда об этом прочитал, и у меня появилась мысль использовать его. Даман размером с кролика, но, родственник слона. Мало того, что он такой необычный, мы еще вместе с ним косвенно внедряем мысль, что помогаем разглядеть потенциал слона, даже в маленькой компании.

- Вы упоминали на выступлении в Академии сети «Союзконсалт» проект «Сбербанка»…

- Я в этом проекте не участвовал. Он был три года назад. В течении трех месяцев, «Сбербанк» на официальном сайте собирал мнения о том, каким он должен быть через десять лет. С точки зрения продуктового ряда, качества сервиса и прочего. И это, фактически, первый серьезный краудсорсинговый проект на территории России. Господин Греф большой поклонник краудсорсинга. И они заявляли официально, что довольны результатами этого проекта.

- Все-таки, по поводу доверия «волонтеров»… С какой стати им включаться в эту работу?

- Я приводил пример с футбольными болельщиками. С точки зрения рационального подхода, вообще не понятно, зачем наблюдать почти два часа за этой игрой, если эти два часа можно посвятить более приятному или полезному делу. Тем не менее, миллионы людей по всему миру в это включены.

Есть несколько причин, почему это людям интересно. Конец ХХ, начало ХХl века, это время великих компаний. Когда компании играют значимую роль в общественном сознании. Для многих Apple, Virgin или Google больше, чем коммерческий проект. Не скажу предмет обожания, но, нечто, что вызывает большое уважение, вовлечение, интерес.

Как обычно создаются великие компании? Многие из них американские. Обычно, где-нибудь в гараже. Это уже классическая история, о том, как Джон пригласил, предположим, Фреда и Питера собраться после экзаменов в университете. Они выпили и Джон сказал, что есть такая мысль, не попробовать ли нам заработать миллион. Они попробовали и стали миллиардерами.

В России, толи гаражей не так много, обычно собираются на кухне. Примерно в том же антураже. Собираются, обсуждают и строят что-то значительное. Не всем выпадает счастье «оказаться в нужном месте в нужное время». Мы предоставляем такую возможность. Людям, которые живут за десятки тысяч километров до нужного гаража и кухни, стать частью процесса по созданию ВЕЛИКОЙ КОМПАНИИ.
Фактически, им будет, что рассказать внукам. Причем, есть возможность поучаствовать в проектах сразу нескольких компаний.

- Здесь я вижу пересечение со сторителлингом, как вплетение личных историй в глобальные контексты. Создание своей Истории, в широком понимании своего прошлого, настоящего и будущего. Правильно ли я пониманию, что, это, как раз, помогает развитию краудсорсинга?

- Безусловно. Продолжая пример с болельщиками, невозможно себе представить, что человек будет долго болеть за футбольную команду, если он не будет узнавать какую-то ее историю. Он должен наблюдать, что происходит с его командой. Кто за нее играет сейчас, и кто играл раньше. Какие победы были уже у команды. Живая история команды подпитывает его интерес к конкретной игре.

Мы это хорошо видим на примере некоторых наших клиентов. Не все понимают важность этого. Поэтому к кому-то больше интерес, к кому-то меньше. Исходя из того, насколько регулярно и качественно они представляют свою историю.

- Вы упомянули образ «реалити шоу». Насколько такое шоу полезно для привлечения добровольных помощников?

- Полезно по многим причинам. Вообще создание ИСТОРИИ КОМПАНИИ имеет большую ценность. История, это всегда источник очень ценных уроков и выводов. Но, сами для себя люди истории не создают. А когда есть, кому рассказывать, то, получается некая летопись. Потом, я уже говорил, невозможно увлечь людей помогать кому-то, если они не понимают, что происходит с объектом помощи. Ну, и потом подглядывать тоже интересно. Уникальная возможность наблюдать за тем, как люди достигают успеха. Как они совершают ошибки и преодолевают их. Не всем дано избегать ошибок, и не всем дано радоваться успехам. Если вы приходите работать в компанию, которая совершает какие-то ошибки, то вы от них страдаете. Когда вы внешний наблюдатель, вы страдаете чисто эмоционально. Вас не увольняют, зарплату не понижают. Но, если происходит успех, то, как болельщик, вы можете этому порадоваться.

Потом, вы можете сказать то, что, будучи сотрудником компании, вы не скажете своему боссу. Даже если вы знаете, что он терпимо относится к чужому мнению. Все равно, есть психологический барьер.

- Есть ли какой-то общий портрет вашего клиента?

- Это люди, безусловно, с амбициозными целями. Даже, порой, фантастическими. Но, они их еще не достигли. Есть разрыв между тем, что есть сегодня, и тем, что хочется иметь завтра. Они ищут возможность преодолеть этот разрыв. То, что мы предлагаем, является хорошей возможностью для них. Это мечтатели, с одной стороны. Но, с другой стороны, люди, трезво оценивающие ситуацию в компании на сегодняшний день. Нужны свежие идеи, «свежая кровь».

- Вы еще упомянули нацеленность на глобальный рынок…

- Да. Если компания продает нечто уникальное, то, причин, по которым нельзя было бы продавать «это уникальное» за пределами нашей страны, нет.
И, если говорить про болельщиков, интересно помогать компании, которая делает что-то уникальное. Можно гордиться, что ты соучастник чего-то уникального. Уникальность глобальна и поэтому, почему бы не выходить на новые рынки.

Я как-то был в командировке в Челябинске. Мне показали статистику экспорта из Челябинска. Я помню, меня удивило… на первом месте, ожидаемо был Казахстан (они там рядом), дальше, Германия (для России традиционный партнер)… но, в десятке был Мозамбик… Где Челябинск и где Мозамбик?.. И мне рассказали, что одного челябинского предпринимателя, волею случая, пригласили выставить стенд с товарами его компании на какой-то международной выставке в Мозамбике. Неожиданно для него, он получил из Мозамбика много заказов. Хотя для него изначально, участие в выставке было больше забавой. Он вернулся, рассказал друзьям. На следующий год на той же выставке было уже несколько челябинских стендов. Получилось, что продукция из Челябинска пользуется определенным спросом в Мозамбике.

Для того, чтобы задуматься, что ты можешь продавать свои товары в Мозамбике, нужна некоторая смелость. Те предприниматели, которые являются достаточно смелыми, чтобы воспользоваться краудсорсиногом, они являются, в свою очередь, достаточно смелыми, чтобы искать потребителей за пределами своего региона и нашей страны.
Сам краудсорсинг расширяет взгляд предпринимателя. Появляется определенная свобода принятия решений.

- Представители каких отраслей являются вашими клиентами?

- Каждый новый клиент, это новая отрасль. Первый клиент был микро финансовой организацией. Последний, - разработка дирижаблей. Диапазон большой. Это связано не с отраслью, а с состоянием умов руководителей и владельцев компании, и с тем этапом развития, который компания проходит. Не в последнюю очередь, с корпоративной культурой.

- Мы говорили про краудфаундинг…

Краудфаундинг – это сбор денег. Он может быть благотворительным. И в России, это, в основном, так. Выпустить книгу, фильм. Провести выставку. Люди вносят деньги, не ожидая, что получат что-то взамен. В лучшем случае, билет на премьеру или выставку, в числе почетных гостей. А есть коммерческий краудфандинг, когда собирают  деньги со всех желающих, но, люди получают в обмен, что-то материальное. Например, первый образец товара. Есть краудлендинг, когда дается, фактически, кредит. И люди получают деньги с процентами. Есть краудинвестинг, когда они получают акции или доли компании. Краудлендинговые платформы, в каком-то смысле, вытесняют банки. Поскольку банки, это финансовые посредники между вкладчиками и заемщиками. А здесь люди сами выбирают, куда вложить свои 100 долларов.

Мы пока краудфандингом не занимаемся. Хотя планируем и работаем над выработкой механизма. Потому что, с тем, что мы делаем, это хорошо стыкуется. Компания, которая с нами работает, становится прозрачной. Понятно, как она развивается, какие у нее проблемы, и, как она эти проблемы решает. Психологически проще дать такой компании немного денег. Заработать на этом и заодно поддержать компанию, которая стала для тебя чем-то близким.

Что еще важно… Добровольные помощники, они же соратники, они же агенты влияния. Часто рассказывают про компанию, которой помогают, своим знакомым. Знакомые могут оказаться потенциальными потребителями, партнерами, заказчиками. То есть, проводится определенная социальная работа. Совершенно неожиданный маркетинговый инструмент. Если им правильно пользоваться… то есть, не забывать рассказывать про то, что происходит в компании. Набор традиционных PR инструментов ограничен…
Краудфандинг, это новый инструмент. Именно, своей новизной он и привлекает…

- Спасибо!..


 
 

Сторителлинг и разведка.

Разве́дка — сбор информации о противнике или конкуренте для обеспечения своей безопасности и получения преимуществ в области вооружённых сил, военных действий, политики или экономики.
Разведка может использовать как легальные методы сбора информации (например, сбор и анализ данных из открытых источников, прослушивание радиоканалов из-за границы, наблюдение при помощи разведывательных спутников), так и нелегальные операции, попадающие под понятие «шпионаж» или «кража информации».
«Википедия»


Для кого-то телевизор «зомбоящик», для меня же «Книга Перемен».
Я под него медитирую. Я с ним ищу смыслы.
И нахожу…

Происходит это так же, как гадание с «И Цзин». Только вместо комбинаций палочек различной длинны (яо), гексаграмм, я «выкидываю» всякие телевизионные каналы без какой либо системы, без какого либо «внешнего» толка.
Мимодумное «перещелкивание» прекрасно «отключает голову». И телевизор, как любой гипертекст, как любая Игра, начинает выдавать тебе… Нечто, что должно растолковать…
Новогодние праздники – лучшее время для таких ритуалов. Можно целый день медитировать.

Ближе к делу. В один из дней, перед отходом ко сну, выпала мне передача «Исследователи» по каналу «Культура» (по-моему). Сначала, ничего было не понять. Товарищ ведущий исследователь разыскивал информацию о какой-то киносъемке, разговаривая с какими-то людьми, роясь в архивах, перечитывая документы, рассматривая фотографии. При этом, что за киносъемка, о каком времени и месте идет речь, было не понятно. Единственным «якорем» была фамилия «Раскольников».

Потом всплыла фамилия «Троцкий». Потом проявился «Афганистан». Ну, и, наконец, общая картина, приблизительно, стала понятна. Речь шла о советской дипломатической миссии в Афганистане, в первые годы Советской власти. Еще какое-то время ушло на то, чтобы понять, что же все-таки это была за «вожделенная» киносъемка? Зачем ее необходимо было найти? И почему это вызывало трудности у «исследователей»?

Многое разъяснил «круглый стол» под конец передачи. Если без особых подробностей, то Советская власть, не смотри что самой без году неделя, с «младых ногтей» планировала раздувать пожар мировой революции на азиатский континент. В качестве удобной перевалочной базы был выбран Афганистан. А там дальше Индия, Пакистан, Непал, Тибет… Шамбала! О!...

В Афганистане, соответственно, и велась основная разведывательная деятельность, связанная с тем регионом. Одним из важных мероприятий в этой деятельности, как раз, и была та самая киносъемка. Следует заметить, что это не было какой-то шпионской съемкой скрытой камерой за военными объектами или политическими персонами. Нет!
Это был обычный документальный фильм о стране, ее людях, их обычаях, их менталитете. Их Истории…

Собственно и сложность найти эту запись заключалась в том, что большая ее часть до сих пор храниться в архивах «сами догадайтесь какого ведомства». Надо еще заметить, что англичане, имевшие определенную власть на той территории в то время, сильно препятствовали тому, чтобы эта съемка проводилась. А казалось бы… Ну, снимают люди быт, праздники, пасторальные сценки…

Конечно, и те и другие прекрасно понимали, что именно такие вот «обычные истории» являются прекрасным материалом для планирования стратегии разворачивания любой экспансии, хоть экономической, хоть идеологической, хоть военной…
И тут важно не просто снимать «поверхностный слой», а уметь достать именно те истории, которые содержат в себе «нутро, суть и смысл» интересующего тебя народа, сообщества, интересующей тебя территории.

И такое умение – одно из главных качеств разведчика, будь ты бизнесменом, политиком или военным. А, как мы знаем, прежде чем научиться «доставать» из людей, организаций или сообществ их «внутренние истории», нужно уметь создавать и представлять свои…
Вот тебе и Сторителлинг, вот тебе и «И Цзин»…


Я люблю цитаты. Не с точки зрения дополнительной аргументации, но, как английский рожок в «Безымянной звезде», и инструмент-то неказистый, а без него никак…
Так вот, перечитал я «Чапаев и Пустота». А там, что ни страница, все, - двери в состояния, все, - гексаграммы «Книги Перемен».
Ну, вот хотя бы…

«Мы всегда стараемся проникнуть глубоко в душу того народа, с которым ведем дела. Дело здесь не в том, что мы хотим извлечь благодаря этому какую-то дополнительную
прибыль………Дело здесь, скорее, в желании возвысить до искусства даже самую далекую от него деятельность. Понимаете ли, если вы продаете партию пулеметов, так сказать, в пустоту, из которой вам на счет поступают неизвестно как заработанные деньги, то вы мало чем отличаетесь от кассового аппарата. Но если вы продаете ту же партию пулеметов людям, про которых вам известно, что каждый раз, когда они убивают других, они должны каяться перед тремя ипостасями создателя этого мира, то простой акт продажи возвышается до искусства и приобретает совсем другое качество. Не для них, конечно, - для вас. Вы в гармонии, вы в единстве со вселенной, в которой вы действуете, и ваша подпись под контрактом приобретает такой же экзистенциальный статус, какой имеют восход солнца, морской прилив или колебание травинки под ветром...»

Лучше не скажешь…

Сторителлинг + Маркетинг + Мощный Фандрайзинг

Сторителлинг + Маркетинг + Мощный Фандрайзинг
Кристина Келли, директор по привлечению средств с помощью медиа в CharityAccelerator.org

Сторителлинг лежит в основе всего маркетинга. Интернет-маркетинг, директ-маркетинг, все они включают в себя какую-то либо историю. Люди хотят знать «почему?». Почему я должен сосредоточить свое внимание на этом деле? Почему я должен пожертвовать средства этой организации?

Большую часть времени этот вопрос не ставился сознательно. Это наша человеческая натура, которая оценивает вопрос «почему?», а затем принимает решение либо сказать «да!» или отвернуться. Сила, привлекающая внимание и лояльность к сообщениям. Сила в историях.

Весь контент, созданный для маркетинговой кампании рассказывает историю. Чем больше правдивых историй, тем больше эти истории говорят от сердца.

Когда вы рассказываете о том, ПОЧЕМУ ваша организация была создана, вы сами находите истину о себе и своей компании. Это место в вашем сердце, ваш опыт, который заставил вас и ваших партнеров, принять меры и решить какую-то проблему.

Например, мой друг создал SparkRelief.org, некоммерческую организацию, которая объединяет людей с осознанной необходимостью помочь другим. Он основал SparkRelief.org потому что живет в районе, где пожары часто приводят к эвакуации людей. Когда кто-то вынуждены покинуть свой дом, из-за пожара, у него не редко бывает состояние паники, беспокойства и чувства угрозы ото всюду. Они часто считают, что не существует вариантов спасения и не знают, куда обратиться за убежищем. Мой друг полный сострадания и эмпатии, захотел изменить это и облегчить жизнь этих людей. Он видел необходимость, и создали алгоритм для тех, кто хочет помочь, и у кого есть ресурсы. Но не его организация и этот алгоритм говорить к сердцу пострадавших. Возможно, если бы вы увидели его, вы просто подумали, что "это просто еще одна организации, которая занимается чем-то таким…". Но когда вы слышите историю, эта деятельность становится реальной и она достигает вашего сердца. Может быть, один раз вам нуждались в помощи, и кто-то вам оказал ее. Или, может быть, вы видели необходимость такой помощи для кого-то еще и оказали сами эту помощь и вам пришлось выполнять потребности других, и они были благодарны вам. История это то, что живет в центре любой аудитории и делает дела реальными.

Мы хотим услышать истории от вас! Какова ваша история? Как вы передаете свою историю вашему окружению?

Взято здесь...

Как и год назад на завтрак - Заратустра...

Как и год назад не могу пройти мимо дня рождения Ницше...

И заметьте, лучшее и самое привлекающее к себе произведение этого философа написано в виде красивой Истории...



"Заратустра же глядел на народ и удивлялся. Потом он так говорил:
      Человек — это канат, натянутый между животным и сверхчеловеком, — канат над пропастью.
      Опасно прохождение, опасно быть в пути, опасен взор, обращённый назад, опасны страх и остановка.
      В человеке важно то, что он мост, а не цель: в человеке можно любить только то, что он переход и гибель.
      Я люблю тех, кто не умеет жить иначе, как чтобы погибнуть, ибо идут они по мосту.
      Я люблю великих ненавистников, ибо они великие почитатели и стрелы тоски по другому берегу.
      Я люблю тех, кто не ищет за звёздами основания, чтобы погибнуть и сделаться жертвою — а приносит себя в жертву земле, чтобы земля некогда стала землёю сверхчеловека.
      Я люблю того, кто живёт для познания и кто хочет познавать для того, чтобы когда-нибудь жил сверхчеловек. Ибо так хочет он своей гибели.
      Я люблю того, кто трудится и изобретает, чтобы построить жилище для сверхчеловека и приготовить к приходу его землю, животных и растения: ибо так хочет он своей гибели.
      Я люблю того, кто любит свою добродетель: ибо добродетель есть воля к гибели и стрела тоски.
      Я люблю того, кто не бережёт для себя ни капли духа, но хочет всецело быть духом своей добродетели: ибо так, подобно духу, проходит он по мосту.
      Я люблю того, кто из своей добродетели делает своё тяготение и свою напасть: ибо так хочет он ради своей добродетели ещё жить и не жить более.
      Я люблю того, кто не хочет иметь слишком много добродетелей. Одна добродетель есть больше добродетель, чем две, ибо она в большей мере есть тот узел, на котором держится напасть.
      Я люблю того, чья душа расточается, кто не хочет благодарности и не воздаёт её: ибо он постоянно дарит и не хочет беречь себя.
      Я люблю того, кто стыдится, когда игральная кость выпадает ему на счастье, и кто тогда спрашивает: неужели я игрок-обманщик? — ибо он хочет гибели.
      Я люблю того, кто бросает золотые слова впереди своих дел и исполняет всегда ещё больше, чем обещает: ибо он хочет своей гибели.
      Я люблю того, кто оправдывает людей будущего и искупляет людей прошлого: ибо он хочет гибели от людей настоящего.
      Я люблю того, кто карает своего Бога, так как он любит своего Бога: ибо он должен погибнуть от гнева своего Бога.
      Я люблю того, чья душа глубока даже в ранах и кто может погибнуть при малейшем испытании: так охотно идёт он по мосту.
      Я люблю того, чья душа переполнена, так что он забывает самого себя, и все вещи содержатся в нём: так становятся все вещи его гибелью.
      Я люблю того, кто свободен духом и свободен сердцем: так голова его есть только утроба сердца его, а сердце его влечёт его к гибели.
      Я люблю всех тех, кто являются тяжёлыми каплями, падающими одна за другой из тёмной тучи, нависшей над человеком: молния приближается, возвещают они и гибнут, как провозвестники.
      Смотрите, я провозвестник молнии и тяжёлая капля из тучи; но эта молния называется сверхчеловек.