Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

GopiusStoryBANK создает и представляет ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен.

GopiusStoryBANK
помогает создавать и представлять
ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен,
работает над вашей Эгографией.
ведет социальную разведку,
развивает эмоциональный интеллект...


красиво и правильно...

Андрей Ващенко,
Начальник управления долгосрочного планирования и развития "Газпромтранс"
о сторителлинге и Кирилл П. Гопиусе


Коротко о Кирилле П. Гопиусе
____________________________________________________

«Комплексная помощь Сторителлера»



Картинки по запросу кирилл гопиус


Сторителлинг спектакль, книга о вас или вашей компании

Картинки по запросу сторителлинг спектакль

(командная работа,
работа с корпоративной культурой,
индивидуальные консультации,
подробные интервью,
частные беседы).

Кирилл П. Гопиус. Гиперкниги. Книги. Сценарии.



"Архетип любой коммуникации, система «рассказчик – аудитория».
В этой системе «рассказчик» (человек или группа людей) не только транслирует информационные поводы, но представляет созданную им Историю (пространственно-временной континуум, генерирующий отношения).
Сторителлинг – вписывание личных историй «рассказчика» и «аудитории» в глобальные контексты. Из чего и рождается взаимосвязь и взаимное дополнение «рассказчика» и «аудитории». А отношения становятся долгими и крепкими, а главное необходимыми обеим сторонам.
Появляются общие смыслы.
А стало быть, такие «истории» нужно, прежде всего, вытащить наружу (почему я в шутку называю себя «повивальная бабка ваших историй»), а, потом, еще и помочь представить, красиво и правильно. Это то, чем я занимаюсь. Это то, чем сторителлинг может быть Вам полезен, или не полезен..."

Storytelling Hall / Дом Сторителлинга

Обо мне подробно здесь...

КАРАКОЗОВЦЫ В ССЫЛКЕ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ЯКУТОВ (В.В. Никифоров — Кюлюмнюр)

Автор статьи: Василий Васильевич Никифоров — Кюлюмнюр — общественный деятель, учёный, писатель, журналист. Предводитель якутской интеллигенции начала XX века, организатор политической организации «Союз якутов», один из зачинателей якутской литературы и театра.

Поздней весной 1875 года по Дюпсинскому улусу распространилась вызвавшая много толков и разговоров весть, что в улус привезли каких-то странных преступников, посягавших на жизнь "кюнь ырахтагы" (дальнего солнца, — так называли якуты русского царя). Это известие с предубеждением якутов против уголовных ссыльных, чрезвычайно притеснявших их, создало вокруг прибывших атмосферу неприязненного отношения местного населения.
Когда я приехал вместе со своим приемным отцом, бывшим тогда улусным головой (в роде волостного старшины), в управу, то увидел там двух молодых людей высокого роста. Брюнет с длинной густой шеве­люрой и покладистой бородой сидел и занимался чтением, а другой, блондин, тоже с длинными, но жидкими светлыми волосами и маленькой бородкой, возился с какими-то петлями для уток и, как только увидел нас, бросил свое занятие и живо заговорил с отцом на непонятном тогда мне русском языке. Покончив разговор с ним, блондин схватил меня за руку и начал показывать руками и мимикой, как он будет ловить уток, а потом потащил меня с собой на охоту. Брюнет был Д.А.Юрасов, а блондин — Н.П.Странден.

Якуты, отнесшиеся к ним сперва с большим предубеждением как к лицам, совершившим страшное злодеяние (как было написано в сопроводительной с ними бумаге), с которыми предписано было не иметь никаких отношений и воспретить им всякие отлучки, очень скоро переменили к ним свое отношение, видя, что они совершенно не походят на прежних уголовных ссыльных и ничего общего с ними не имеют.

Сближение их началось, естественно, с грамотных якутов, которых в улусе было несколько человек. Первым подружился с ними мой приемный отец, человек очень умный и способный, но малограмотный. Они составили между собой компанию и начали заниматься хлебопашеством с применением таких орудий как соха, борона, веялка и т.д., о которых якуты ранее не имели никакого представления. До того они сеяли хлеб в самом незначительном количестве — не пудами даже, а мерами, обрабатывая землю заступом и разрыхляя ее деревянными граблями. Поэтому усовершенствованные орудия и способы обработки земли, введенные Странденом и Юрасовым для якутов Дюпсинского улуса явились новой эрой и положили начало к поднятию их экономического благосостояния.

Руководителем и заведующим работами был Н.П.Странден, человек чрезвычайно живой и энергичный, сумевший поставить дело так хорошо, что очень скоро хлебом своим он начал снабжать не только весь свой улус, но даже г. Якутск, поставляя его в казну. Потребовалось устроить мельницу для превращения зерна в муку, а также для приготовления крупы. Все эти работы производились наемным трудом якутов же Дюпсинского улуса, которые впоследствии сделались сами хорошими хлебопашцами и начали заниматься посевами хлебов в значительных, сравнительно, размерах.
Культурное влияние прибывших этим не ограничилось. Имея обшир­ную библиотеку и получая ежегодно много газет и журналов, они снаб­жали ими грамотных якутов и, таким образом, приучали их к чтению и самообразованию. Один из якутов А.П.Афанасьев, человек очень состоя­тельный, но малограмотный благодаря близкому знакомству со Стран­деном и Юрасовым и их влиянию, так пристрастился к чтению, что завел у себя большую библиотеку и выписывал большие газеты и толстые журналы. Благодаря чтению и частым беседам со Странденом, Юрасовым, а затем с Ермоловым, он настолько саморазвился, что своей начитан­ностью, прекрасным знанием русского языка и особенно умением лите­ратурно изложить свои мысли, поражал не только русских чиновников, но и политических ссыльных, впоследствии сталкивавшихся с ним. Благодаря же их влиянию он обучил всех своих детей, не исключая и девочек, что в то время было среди якутов редким явлением, русскому языку и грамоте.

Первым учителем детей Афанасьева был П.Д.Ермолов, товарищ Страндена и Юрасова, судившийся по одному с ними делу. Прекрасно образованный, чрезвычайно милый и любезный со всеми, Петр Дмит­риевич имел неотразимое влияние на всех, с кем он сталкивался. Весьма общительный, с веселым характером, он привлекал к себе и располагал своей жизнерадостностью и добродушием. Глядя на него и беседуя с ним, никогда нельзя было подумать и представить себе, сколько этот человек перестрадал и перенес в своей жизни. Поэтому немудрено, что он имел сильное влияние на развитие и последующую жизнь Афанасьева. Он, благодаря влиянию Ермолова, сохранил свое большое скотоводческое хозяйство, достигавшее до нескольких сот штук рогатого и конного скота, и занялся по примеру Страндена и Юрасова хлебопашеством.

Для того, чтобы судить, насколько сильный душевный перелом произошел в Афанасьеве необходимо иметь представление о том, какое сильное предубеждение якуты питали в то время к хлебопашеству. Они не только считали его бесполезным занятием, но и зловредным, могущим вызвать жестокую кару со стороны духов страны. Поэтому, когда Афанасьев в первый раз распахал большое поле около своего дома, то его мать, старуха очень суровая и суеверная, собрала в ту же ночь всех своих соседей и заставила их все перевернутые сохой пласты земли отвернуть назад и подравнять их опять с землей, так что на другое утро Афанасьев и Ермолов вместо вспаханной земли увидели чистое зеленое поле (об этом случае упоминается В.Г.Короленко в рассказе "Марьина роща").1

Неиссякаемая энергия и жажда кипучей деятельности в Страндене не могли удовлетвориться одними работами в поле, и он придумал себе еще другое занятие. Он занялся обучением якутских детей русской грамо­те. Одним из его первых учеников был я. Он первый, кажется, применил к якутским детям звуковой метод обучения грамоте, и в моей памяти и до сих пор сохранились то удивление и тот восторг, которые я испытал, когда впервые из нескольких ничего незначащих букв, неожиданно для самого себя, я произнес понятное для меня целое слово. С этого момента мы пристрастились к чтению и за зиму научились бегло читать, чего ни один местный учитель не мог достигнуть. Такому успеху много содействовало и отношение к нам нашего учителя. Весьма разговорчивый, веселый и любящий детей, он привязал к себе настолько сильно, что мы не только не тяготились его уроками, но с нетерпением ожидали их. Содействию и помощи Николая Павловича я и несколько других якутских мальчиков обязаны дальнейшим своим образованием: он первый заложил в нас жажду к просвещению и культуре.

Д.А.Юрасов по характеру своему был совершенной противопо­ложностью своим товарищам Страндену и Ермолову. Тихий, молчаливый, аккуратный и точный до педантизма, он производил на первый взгляд впечатление человека сурового и необщительного. Между тем человека более доброго и симпатичного трудно себе представить. Будучи сам болен ревматизмом, он имел большую домашнюю аптеку и несколько руководств по медицине, при помощи которых оказывал самую широкую медицинскую помощь окружающему якутскому населению, находив­шемуся в совершенно беспомощном состоянии. При развитии и распрос­транении эпидемии оспы, от которой погибла масса якутов, Юрасов с огромным самоотвержением ездил по юртам и оказывал якутам посильную помощь. Затем ведением образцового скотоводческого хозяйства, разведением свиней и баранов он вызвал у некоторых зажиточных якутов подражание себе. От него же якуты научились разведению картофеля и продолжают сеять его и до сих пор.

Благодаря влиянию Юрасова один состоятельный якут В.П.Попов настолько сильно пристрастился к медицине, что начал выписывать и читать медицинские учебники и даже газету "Врач" и завел у себя большую домашнюю аптеку, из которой оказывал помощь окружающему якутскому населению, которое страдало иногда от недостатка самых простейших медицинских средств как-то: слабительное, хинин, крово­останавливающее и т.д. Впоследствии Попов занимался любимой им медициной под.руководством студента-медика V курса А.А.Сиповича и фельдшера Д.И.Бартенева. Сипович, чрезвычайно популярный среди якутов медик, оказывавший огромную медицинскую помощь населению, отзывался с большой похвалой о способностях Попова к медицине и говорил, что если бы он получил образование, то мог бы быть прекрасным врачём.

Таким образом, культурное влияние Страндена, Юрасова и Ермолова на якутов было чрезвычайно велико. Они не только научили их хлебо­пашеству и огородничеству, что повлекло за собою значительное улучше­ние их экономического положения и оказывали медицинскую помощь, что облегчало их страдания, но они распространили среди них грамоту и даже открыли путь к высшему образованию, так как Юрасов при возвращении своем в Россию увез с собой одного из сыновей Афанасьева, который окончил затем Московский университет. Авторитет их был настолько силен, что даже местная администрация вынуждена была считаться с ними. Когда один из уголовных некто Красильников сделал донос о том, что Странден и Юрасов занимаются среди якутов полити­ческой пропагандой и что главным их соучастником является местный псаломщик Евстафий Лонгинов, то выехавшие из Якутска для расследования этого доноса чиновники произвели обыск только у Лонгинова и не посмели сделать это у Страндена и Юрасова.
Самодержавное русское правительство посмотрело, на какую благодат­ную почву оно насаждает социалистические идеи, поселяя среди якутов этих людей.

Насаждение этих идей происходило не только путем морального воздействия, Странден, Юрасов и Ермолов, проведшие самые лучшие свои годы в глухой якутской тайге, поневоле должны были поддерживать тесное соприкосновение с якутами и даже вступать с ними в родственные связи. Они женились на якутках и прижили от них детей. Дети эти, в жилах которых течет и якутская кровь, несомненно, не отнесутся безразлично к судьбе якутского народа и, если бы явилась необходимость встать на защиту его интересов, то не отказались бы от этого.

Странден и Юрасов выехали в Россию в 1885 г., а Ермолов годом ранее их. Они вывезли вместе с собой и своих детей и дали им техническое и художественное образование. В моей памяти врезался один факт из жизни этих детей. Когда я в 1896 г. посетил в Пензе Д.А.Юрасова, тогда уж согбенного старца, чтобы передать ему привет от моих единоплеменников, то 12-ти летний его сын Митя, вывезенный из Якутска годовалым ребенком, вызвался проводить меня и, придя ко мне, с такой любовью и вниманием расспрашивал меня об якутах и их житъе-бытие, что меня чрезвычайно поразило. На прощанье он с глубоким волнением воскликнул: "Ах, как бы я хотел побывать у якутов и посмотреть, как там живут!".

Пребывание этих людей, лучшие годы своей жизни проведших среди якутов, не осталось бесследным для последних. Как для улучшения бесплодной почвы нужно сильное удобрение, так и для возрождения некультурного народа оказались необходимы их страдания и жертвы. У них самих не было личного счастья в жизни, но они дали жизнь и счастье целому, обреченному на вымирание, народу. Долг этого народа сохранить в своих сердцах память об этих людях.

В.Никифоров
Журнал "Каторга и ссылка". Историко-револкщионный вестник / Под общей редакцией Вл. Виленского (Сибирякова), 1924 - М. — № 3 (10). — С. 153 — 157
1 См. об этом также в напечатанной в настоящем номере статье Н.С.Тютчева. Последний из каракозовцев — Максим Николаевич Загибалов — ред.

Дмитрий Алексеевич Юрасов его предки и потомки.

“Народничество — идеология, появившаяся в Российской империи в 1860—1910-х годах, позиционирующая себя на «сближении» интеллигенции в поисках своих корней, своего места в государстве, стране и мире. Движение народничества было связано с ощущением интеллигенцией потери своей связи с «народной мудростью», «народной правдой»…

...«Ишутинцы» подготавливали побег Чернышевского с каторги (1865—1866), но их успешную деятельность прервало 4 апреля 1866 несогласованное с товарищами покушение одного из членов кружка, Каракозова, на императора Александра второго. По «делу о цареубийстве» под следствие попало более 2 тыс. народников; из них 36 были приговорены к разным мерам наказания…”

                                                       Википедия.


Получил я письмо из далекого края: Добрый день! Пишет Вам из Якутии Пономарев Эдуард Тимофеевич. По образованию я - филолог, преподаватель французского языка. Окончил Дюпсюнскую среднюю школу Усть-Алданского улуса. Второй год, как мы - ветеран педагогического труда Анна Петровна Андреева, правнучка Николая Павловича Страндена - ишутинца, Вера Васильевна Самсонова - праправнучка Евстафия Лонгинова –основателя школы в Дюпсюне в 1862 г., и Пономарев Э.Т. трудимся над подготовкой Педагогической энциклопедии Дюпсюнской школы.

Неоспорим тот факт, что ссыльные ишутинцы Юрасов, Странден и Ермолов внесли неоценимый вклад в дело просвещения в нашем наслеге (в то время - улусе). Собран большой объем материалов к книге…..

….Теперь издается вторая книга. Очень хотелось бы включить в эту книгу информацию о предках Дмитрия Алексеевича, новые сведения о жизни Дмитрия Алексеевича после Якутской ссылки, о судьбе его детей и внуков. По Вашим материалам мы немного узнали о судьбе Дарьи Дмитриевны Юрасовой – уроженки Дюпсюнского улуса….

….Дюпсюнцы никогда не забывали о Д.А. Юрасове. Его супруга якутка после отъезда мужа и детей долго горевала, но устроила свою жизнь.

Соратник и друг Д.А. Юрасова Странден Н.П. оставил в Дюпсюне двух детей - дочь и сына, от которых пошел большой род...

...Дмитрий Алексеевич также внес неоценимый вклад в дело развития здравоохранения в нашем крае. Были бы очень Вам признательны за статью о жизни Д.А.Юрасова после ссылки о его детях, внуках для включения в педагогическую энциклопедию Дюпсюнской школы...

С уважением Эдуард”

Конечно, с Эдуардом списались, чем-то успели обменяться, но слово было дано. Статью я обещал. Этот абзац я допечатываю, когда она уже написана, поэтому хотел бы сказать, почему для меня она важна (и тут, огромное спасибо Эдуарду) и что она для меня, как Кирилла Палыча Гопиуса и, как сторителлера. Важно было как-то зафиксировать тот большой, накопившийся со временем объем информации, генерирующим центром которой, так или иначе, стал Дмитрий Алексеевич Юрасов. Зафиксировать в его нелинейности, разноплановости, сетевидности. Надо сказать, единая тема этой статьи будет условна. В статье появится несколько “объединяющих центров” и связи между ними. Положить это на бумагу, чтобы сохранить хоть какой-то привычный формат для читателя было не просто. И это будет чувствоваться в начале повествования. Тем не менее, статья получилась. Спасибо усердию автора и его вере в то, что он делает, - важное, ибо иначе не может быть.


Кроме того, сам процесс походил на натуральное плетение множества нитей в единое полотно, таким, со-мыслием, когда нельзя думать о чем-то одном, нужно удерживать сразу много линейных сюжетов, аккуратно подбирая им сочленения в нужный момент свои. Процесс тоже тяжелый, но захватывающий рождением того самого “смысла”, не “значения”, не “объяснения, почему”, но “системного, единого мышления”. Когда думаешь сразу о многом и чувствуешь при этом сразу многое и это соединяет в тебе многое. И с этим мало что сравниться… А я, побывавший в этом, рекомендую такие практики всем (как частным лицам, так и сообществам), кому не безразлично, и кто любопытен к своему окружению и прежде всего, к с своим корням… Там много в них чего...


Но, довольно предисловий… Время. Начинаю про Юрасова рассказ...



Картинки по запросу юрасов дмитрий алексеевич

   


О своем прапрадеде, Дмитрие Алексеевиче Юрасове (12 апреля 1842 - ...1919), я в детстве постепенно узнавал от своей бабушки, Зои Федоровны Истриной-Гопиус, которая на все семейно-советские праздники, включая Пасху, собирала наших многочисленных родственников и близких семьи, устраивая традиционные застолья с семейными историями, когда доставались древние фотоальбомы и я, рассматривая фотографии, на которых иногда появлялись мужчины в офицерской форме явно не красной армии и женщины в не крестьянских платьях, слушал, надо сказать с интересом (но, конечно же, не с тем, какой бы мог быть сейчас) рассказы бабушки.


Учитывая то время, семидесятые годы прошлого века, в советском обществе поддерживался интерес ко всему, так или иначе связанному с революцией, а Дмитрий Алекеевич был народовольцем - ишутинцем (кому интересно, всю информацию об этой организации, ее задачах и деятельности можно посмотреть в интернете), почему в конце шестидесятых годов девятнадцатого века оказался в ссылке в далекой Якутии.


Наша семья, через бабушку опять же, поддерживала связь с пензинским историческим музеем (Дмитрий Алексеевич был сыном пензенской дворянки, потомком татарских князей), предоставляя им копии писем и фотографий, связанных с Юрасовым и его “товарищем по якутской творческой командировке” Странден Николаем Павловичем, с внучкой которого, Зоей Сергеевной, мы тоже дружили и переписывались. Поддерживалось общение и с якутской стороной, где хранили память о каторжанах народовольцах, активно учавствоваших в социальной жизни якутов и оказавших значительное влияние на образование, науку и ведение хозяйства, кроме того, помогавших местным жителям во время эпидемий оспы. Помню в детстве и ранней юности какие-то якуты (по-моему потомки учеников Юрасова и Странден)  приезжали к нам в гости. Долгое время у нас на стене висела шкура оленя, подаренная ими.


Во втором классе мы с тетей, дядей и двоюродной сестрой ездили в Пензу, встречались с женщиной из исторического музея, которая поддерживала переписку и дружеское общение с бабушкой. К сожалению я даже имя ее забыл, а она организовывала нам экскурсии по Пензе, местам, связанным с прапрадедушкой, кроме того, поездку в Тарханы, что под Пензой, где находится усадьба бабушки Михаил Юрича Лермонтова. Тоже было интересно. Было это на зимние каникулы, стоял жуткий мороз и весь город, а тем более пригороды, были завалены снегом без преувеличения “по макушку” (правда мою макушку, второклассника).


К сожалению с перестройкой и последующими изменениями в обществе, все связи с Пензой, Якутией, Зоей Странден постепенно, буквально капля по капле, незаметно, истекли и закончались. О чем уже теперь я сожалею неимоверно, а тогда юношей, я не больно придавал этому значения. Не считал важным. Меня волновали другие герои, других историй. Началось обычное, в чем-то “нормальное”, беспамятство юношеского максимализма самоутверждения.


Память стала возвращаться позже, уже в этом веке с появлением в моей жизни интернета. Помню, одним из первых запросов в поисковике был запрос по слову “гопиус”, позже “юрасов”. Не устану повторять: “Боже, храни социальные сети!” Именно благодаря им наши возможности по восстановлению фамильной истории, “большой истории о себе”, возросли многократно. Из интернета я стал восстанавливать все, что слышал когда-то от бабушки, которая в 2004 году умерла после Пасхи, двух недель не дожив до своего девяностолетия. Молодость легкомысленна, поэтому, ценность семейного рода мы начинаем осознавать, когда за это приходиться платить смертью наших “сталкеров по родословной”. Но бессмысленно посыпать голову пеплом. “Так было, так есть и так будет всегда”. Всегда будет просыпаться любознательность и любопытство к своим корням, чтобы знания об этом древнем древе передавались по эстафете и от его глубоких корней и могучего ствола смогли получать энергию уже наши дети и внуки. Настало наше время рассказывать семейные истории.


Что я могу добавить к ней или хотя бы что могу зафиксировать? О послеякутской жизни Дмитрия Алексеевича мне известно не много. Кроме моей прабабушки Дарьи Дмитриевны Юрасовой - Гопиус, чья мама была коренной жительницей якутского поселения, но которую не разрешили взять с собой, в отличие от дочки, у Дмитрия Юрасова была дочь Елизавета и сын Митя, родившегося тоже в Якутии. Ему на момент приезда в Пензу ученика Юрасова, Никифорова в 1898 году, было 12 лет. Известно, что сам Дмитрий Алексеевич работал на сызранской железной дороге на каких-то административных должностях. Будучи восстановленным в имущественных правах судился со вторым мужем своей матери Андрияновым за родовое дворянское поместье Чепурлейку. Думаю безрезультатно, да и революция позже все “обнулила”. Каким-то образом оказался в Нижнем Новгороде, где был похоронен в Нижегородском Некрополе (ныне пушкинском кладбище), по разным сведениям в 1918 или 1919 году, успев стать членом “общества старых большевиков” (в интернете интересные и достаточно полные материалы собраны Александром Николаевичем Юрасовым http://hrono.ru/biograf/bio_yu/yurasov_da.php ). А в семейном архиве есть фото, где Дарья Дмитриевна перед своей смертью посещает могилу отца. Что с ней сейчас, не известно.


Большим подарком для меня стали три тома книги о роде Юрасовых (калужских, смоленских и пензенских его ветвях) собранных Юрием Юрасовым (мы так же познакомились через интернет), которые он мне презентовал при нашей встрече несколько лет назад. Особой ценностью в них была схема рода пензенских Юрасовых, уходящих от Дмитрия Алексеевича вглубь на четыре колена со всеми многочисленными его братьями, сестрами, дядьями и тетками, дедами и бабками. К слову сказать, родоначальником на этой схеме значился Кирилл Юрасов.

Хочу заметить, что получив этот подарок, я просто физически ощутил какие-то важные изменения в своем самосознании, осознанности. Почувствовал, как что-то могучее добавилось к моему СОСТОЯНИЮ…


Но проследуем от Дмитрия Алексеевича и его предков к его потомкам, шаг за шагом, колено за коленом к сегодняшним дням. Дарья Дмитриевна Юрасова (про Елизовету и Митю у меня воспоминаний, к сожалению, не осталось) оказалась в Москве, где познакомилась со своим мужем, химиком, революционером Евгением Александровичем Гопиусом, прибывшем в Москву из Арзамаса, где он был женат на революционерке Марии Валерьяновне Гопиус, в честь которой в городе названа улица, а в краеведческом музее есть отдельная экспозиция, посвященная ее жизни и революционной деятельности. Там в Арзамасе у них родился сын Евгений. Вместе с Марией Валерьяновной и Евгением Александровичем, переехавший в Москву, позже, тоже будучи химиком, работавший в НКВД в отделе Бокия. Отдел занимался разведывательной деятельностью, среди которой были и поиски Шамбалы. Евгений Евгеньевич изобрел специальный состав для секретной переписки разведчиков. К сожалению, его не миновала судьба многих служащих подобных органов, он был репрессирован а в 37 году расстрелян и похоронен в коллективной могиле под совхозом Коммунарка недалеко от Москвы. Существует семейная легенда, что мой дедушка Александр Евгеньевич Гопиус, будучи студентом, пересекся со своим сводным братом в Ленинской библиотеке, случайно заглянул к нему в читательский билет. Но не решился с ним заговорить.     


В интернете есть информация что Евгений Александрович жил какое-то время в доме по адресу Арбат 44, с которым, в свою очередь была связана деятельность “ишутинского кружка народовольцев”, членом которого был Дмитрий Алексеевич Юрасов. Остается только предполагать, что факт знакомства Дарьи Дмитриевны (дочери Юрасова)    

с ее будущим мужем Гопиусом как-то связан с этим домом. Позже они жили всей семьей в Замоскворечье, по адресу 1-й Щиповский переулок дом 26 в трехкомнатной квартире с кухней. Этот старинный двухэтажный дом (низ кирпичный, верх бревенчатый) долго не сносили (до 2004 года (год смерти Бабушки)), хотя основных жителей (в том числе нашу семью) из него выселили в конце семидесятых (какое-то время в нем располагались отделы соседнего института “Гипропищепром 3”), по причине того, что в нем жила семья режиссера Андрея Тарковского (автора “Андрея Рублева”, “Сталкера”, “Соляриса”, еще при Советском Союзе уехавшего в Италию, где он снял “Ностальгию” и “Жертвоприношение”). Сам Андрей Арсеньевич ходил к моим бабушке и дедушке обучаться игре на фортепиано вместе с моей тетей. До сих пор дело по восстановлению дома и будущего в нем музея режиссера  находится в подвешенном состоянии.


Итак, у Евгения Александровича и Дарьи Дмитриевны родилось трое детей. Двое мальчиков Саша, мой дед (24 ноября 1906 года), Митя и девочка Соня (если не путаю), которая, к сожалению, умерла в детстве. Детство детей пришлось на самый хаос революции. Бабушка рассказывала, что Евгений Александрович, уходя по делам, оставлял на дверях записку: “Господам жуликам, просьба не беспокоится, богатства и драгоценностей нет!” При этом над самой дверью, на всякий случай, вешал склянку с соляной кислотой. Умер он в очередную эпидемию гражданской войны. Мальчики остались с мамой. Выросли оба в известных ученых. У деда выходили книги по “коррозии металлов и сплавов”. Кроме того, имея возможность по работе выезжать за границу (во Францию и Чехословакию) он увлекся киносъемкой. Много снимал, монтировал, перед смертью даже попробовал озвучить свои фильмы. Просмотр его документальных фильмов о поездках за границу, об отдыхе на даче в Софрино, просто семейный архив, стал также частью ритуала семейных праздников, которые собирала бабушка. Вместе с просмотром семейных альбомов и обязательными бабушкиными пирожками.


Бабушка с Дедушкой познакомились на работе. А жила Бабушка в Царицыно, куда она со своей мамой Зинаидой Васильевной Истриной (в девичестве Орловой) переехала из Серпухова после смерти мужа, до революции (он то, как раз и был царским офицером в фотоальбомах, просматриваемых мной). В детстве вместе с бабушкой мы часто гуляли по царицынскому парку, заходили и на место дома, где они жили и больницы, в которой работала ее мама. С Царицыно связана семейная, архивная легенда, начала знакомства Бабушки и Дедушки. Он пригласил ее на первое свидание, на которое она не пришла, потому что с утра пошел дождь. Но на работе они все-таки встретились. Бабушка, заметив смурного дедушку, поинтересовалась, в чем дело?

“Как в чем? Я же Вас на свидание пригласил, а Вы не пришли…”

“Так дождь же был…”

И тут дедушка произнес историческую для нашей семьи фразу:

“В хорошую погоду каждый дурак придет…”

А еще сказал, что на месте свидания на дереве вырезал ножом свои инициалы “А.Е.Г.”

Чего стоило Бабушке дождаться окончания рабочего дня и пулей помчаться на это место в царицынский парк, чтобы засвидетельствовать дедушкину подпись, история умалчивает…

В 1938 году у них родилась старшая дочь Галина Александровна, а после войны на первое апреля 1946 года, младшая, моя мама, Нина Александровна Гопиус. Перед войной у них появился дачный участок в Софрино по Ярославскому направлению. Как и дом на Щипке, Царицынский парк, это знаковое место для нашей семьи. Многие из упомянутых семейных праздников проходили здесь. Моя тетя Галя вышла замуж за Игоря Ивановича Мачульского. У них родилась дочь Оля (1962), моя двоюродная сестра. Именно с ними в компании я ездил в Пензу, когда учился во втором классе. У Оли потом родилась дочь Маша. Мама моя не вышла замуж, но у нее родился сначала я, Кирилл Палыч Гопиус (21 октября 1969 года), а позже моя сестра Юлия Павловна Гопиус (21 марта 1975 года), у которой с ее мужем Денисом Юрьевичем Талалаевым родилась моя племянница Катя (23 июня 1999 года).


Ну и что бы совсем эту череду дат логически завершить... Я женился на Наталье Владимировне Вагиной, с которой у нас получилось двое детей Михаил (21 ноября 1994 года) и Ксения (12 ноября 2002 года). А у Михаила с его женой Анной Юрьевной Кондрашечкиной уже появился свой общий сын, мой внук, Артем (25 ноября 2016 года), который, в свою очередь, Дмитрию Алексеевичу Юрасову, с которого все началось в этом рассказе, приходится прапрапраправнуком. О! Как!... Страшно подумать, кем он приходится упомянутому здесь Кириллу Юрасову…


Дочери Александра Евгеньевича и Зои Федоровны (моих дедушки и бабушки) Галина и Нина (тетя и мама) пошли по научной линии. Первая в “Мин цвет обработке” работала, вторая в НИИ “ХимМаше”. Похоронена Дарья Дмитриевна Юрасова, как и сын ее Александр Евгеньевич на кладбище крематория при Донском монастыре. Она 7 мая 1957 года, он 27 января 1964 года. А 24 ноября 2012 года там же был похоронен Игорь Иванович Мачульский (муж тети Гали, вплоть до своей смерти, преподаватель МИИТа).


С наследниками Дмитрия Евгеньевича Гопиуса связь так же постепенно беспричинно прекратилась с развалом Союза, а практически окончательно со смертью Бабушки. Когда я стал восстанавливать эти связи, также спасибо интернету, вышел на его правночку, Юлию Гопиус. И даже встречался с ней в кафе на Серпуховке, недалеко от дома 26 по 1-ому Щиповскому переулку.


Сам я после школы пошел по накатанной в МИСиС, металловедом, но несмотря на то, что успел съездить на НовоЛипецкий металлургический комбинат на практику, о чем был составлен реферат, признанный лучшим на потоке, не доучился в институте и двух лет. Работал дворником, санитаром, подсобным рабочим на стройке, экспедитором, торговым агентом, научно-техническим работником, также на стройке…

Так, постепенно дошел до должностей исполнительного директора, генерального директора. Поработал в таком статусе все в том же строительстве, машиностроении, продажах, финансах, безопасности по России и за рубежом (Кувейт, Саудовская Аравия). Находясь в командировке в Кувейте, узнал о сторителлинге (методология вспоминания, создания, представления собственных историй людьми и сообществами), увлекся им, нашел себя. И помогаю людям и компаниям, также находить себя через свои истории.


В какой-то мере я, как и моя бабушка Зоя Федоровна Истрина-Гопиус, жена внука “народовольца-ишутинца” Дмитрия Алексеевича Юрасова, сына пензенской дворянки, потомка татарских князей, по мере возможности делаю все, чтобы у таких еще юных россиян, как Артем Михайлович Гопиус не пропадало любопытство и любознательность к своим корням, чтобы черпали они полной ложкой всю ту бесконечную энергию жизни, которая от этих корней идет и создавали уже свою историю красивой и правильной, умело вплетая ее в то, что уже было написано и создано задолго до них…


Вот такой рассказ получился о Дмитрие Алексеевиче Юрасове его предках и потомках...


Спасибо, Эдуарду Пономареву!

Спасибо всем!

СпасиБог!

Human Resources 2.0

3.2.5.1. «Эгография» личности, компании, новых проектов, мероприятий и территорий.
https://storyfest.livejournal.com/32432.html
3.2.5.2. «Эгография», как эффективная альтернатива нетворкингу.
https://realmir-gopius.livejournal.com/1034881.html
3.2.5.3. Эгография Камергерского переулка, как часть туристического продвижения Москвы.
https://realmir-gopius.livejournal.com/1035431.html
3.2.5.4. Паспортный стол Рынка Имен.
https://realmir-gopius.livejournal.com/1037013.html

1.2.9. «Старый Рублёвский мост».

1.2.9. «Старый Рублёвский мост».

На этом нашу экскурсию можно было бы закончить, но я не могу не отвести вас на еще одно действительно историческое место, которое находится отсюда буквально в сотне метров.

«Старый Рублёвский мост» через речку Сетунь. Он был сооружён в 1912 году на несуществующем ныне начальном отрезке трассы Рублёвского шоссе, отчего получил название «Рублёвский».
Он считается одним из самых старых действующих не перестроенных мостов Москвы.

Возникновению Рублевского шоссе внутри города мы обязаны… лично тогдашнему губернатору Москвы, князю Голицыну и водопроводу, вернее – целой водопроводной системе Москвы. Шоссе шло вдоль основной магистрали Москворецкого водопровода от водозабора в Рублёве, вблизи родового имения князя Архангельского, до водонапорного резервуара на Воробьёвых горах (фактически там, откуда мы начали нашу экскурсию). Недалеко от смотровой площадки на Воробьевых горах виднеется за забором оголовок старинного водяного резервуара Рублёвской водопроводной системы. Расположенный на «макушке» Воробьёвых гор, он хорошо виден и сегодня. Пятидесятиметровая отметка резервуара над средней высотой города позволяла в то время получать отличный напор воды безо всяких водокачек.

В результате перепланировки территории вокруг нового здания МГУ в 1950—1953 годах, Рублёвское шоссе в своем первоначальном виде было ликвидировано.
Одно из преданий гласит, что Сталин повелел украсить территорию вокруг московского «храма студентов» яблоневым садами. Вплоть до пересечения Мичуринского проспекта с Университетским, старая трасса Рублёвки покоится где-то под этими садами. Однако, косая часть фасада дома 6, корпус 3 по Университетскому проспекту, равно как и проходящая мимо него одна из проезжих частей этого проспекта-бульвара по направлению к Мосфильмовской улице снова в точности повторяют линию Старой Рублёвки.

Картинки по запросу старый рублевский мост

Так же о том шоссе, напоминает и этот Старый Рублевский мост, на котором мы с вами стоим. И в прямом и переносном смысле прикасаемся к истории нашего города.
Старое Рублевское шоссе стало историей, подошла к концу и наша экскурсия.

Пройдя по одному из районов нашей большой и красивой Москвы, мы с вами узнали, как даже на небольшом ее клочке тесно переплетаются пространства, времена и отношения людей, создавая одну красивую и правильную Историю…
Благодарю вас всех за внимание…

Часть вторая. Экскурсия по времени, проведенная во сне.

2.1. «Осенний туман рассеялся над горами и равнинами».
Созерцание рассказчика.
https://realmir-gopius.livejournal.com/1037960.html

3.2.5.3. Эгография Камергерского переулка, как часть туристического продвижения Москвы.

3.2.5.3. Эгография Камергерского переулка, как часть туристического продвижения Москвы.

«…ты мое Отечество.
Никогда до конца не пройти тебя…»
                                  Булат Окуджава.

Город, как человек или компания, нуждается в продвижении. Так же, как человек или компания нуждаются в привлечении различных ресурсов для этого продвижения. А значит город, как человек или компания, нуждается в создании и представлении своих историй.
Не знаю, видели ли вы чудесный фильм «Вики, Кристина и Барселона» Вуди Аллена. Гениальное промо достойного города, где нет формальных путеводителей по его достопримечательностям. Но есть история и приключения двух подружек в этом городе. Да такая история, такие приключения, что даже известному скряге и конформисту, Кириллу Палычу, захотелось побывать там, где куролесили Скарлетт Йоханссон, Ребекка Холл, Хавьер Бардем и Пенелопа Крус.

Были интересные опыты «Париж, я люблю тебя», «Москва, я люблю тебя». Сборники из нескольких короткометражек, связанных с городом. Хотя по воздействию лично на меня сильно уступающие выше представленному шедевру. «Питер ФМ», тоже, в какой-то мере такая «история о городе», со своим удивительным видео и аудио рядом, изящно подцвечивающим сюжетные перипетии героев.
Все иные слова лишние. Сторителлинг необходим городу! Я вот только считаю, что от стрельбы по площадям пора переходить к созданию (правильнее было бы сказать «выставлению акцентов») различных культовых мест нашей с вами Москвы.

Действительно, слово «создание» в данном случае не правильное, ибо такие места уже есть во множестве. Даже не такие героические, как Красная площадь или Новый Арбат, но очень уютные и наполненные человеческим теплом «Патрики», «Чистые пруды», переулки между Остоженкой и Пречистенкой. Да мало ли…
У всех этих мест есть своя история. У всех этих мест есть истории людей, живущих, работающих или просто гуляющих в этих местах.

Я писал в своих статьях об «эгографии» отдельных людей, компаний, сообществ. Недавно открыл для себя, что такие же «эгографии» могут быть у мероприятий. А сейчас я убежден, что ничто не мешает создать «эгографию» улицы, парка, небольшого городского райончика. В своих статьях я часто описывал те или иные милые моему сердцу места в Москве. Щипок, Царицыно, Ботанический сад. Но это был единственный, пусть и уникальный взгляд сторителлера.

Однако, именно через небольшие интервью-беседы с людьми, присутствующими по той или иной причине на конкретной улице или конкретном переулке, расскажут об этих местах больше, чем любое самое подробное описание самого гениального рассказчика.
Именно правильно собранные мини рассказы о месте, где люди живут, куда приходят на работу, проводят свободное время, раскроет внутренние смыслы небольшой части города, которая чем-то дорога многим его горожанам. Что-то объединяет их всех и приводит в одно и то же место. Какая-то тайна, что-то очень дорогое и ценное для каждого. А значит привлечет новых «паломников по святым местам».

Не скрою от вас, у меня есть давняя мечта, которая совсем недавно трансформировалась в осознанный конкретный план. Я хочу создать такую «эгографию» Камергерского переулка. Переулка, который не так давно, но зато всерьез и надолго стал для меня именно «культовым местом Москвы». Столько здесь проведено времени в неспешных прогулках и в «сладком-ничего-не-делательном» сидении с очередной чашкой кофе. Столько было здесь придумано и написано, статей и стихов. Столько здесь было встречено знакомых или не знакомых, но известных людей…

А какая разная здесь публика. Банк, театр, книжный. Кафе и рестораны на любой вкус. Переулок-то два шага шагнуть, а три памятника на нем. Здесь есть и свой «смотрящий». Редактор небольшой газеты «Москва пешеходная», Михаил Зуев. Многие «камергерцы» знают его лично. И почему-то все эти люди находятся в одном месте. И, по-моему, у всех этих людей есть все, чтобы называться сообществом. «Сообществом Камергерки».
Как интересно было бы всем этим людям предоставить слово. Пусть поделятся Камергерским, как частью себя. А я готов с искренним интересом выслушать их истории.
Убежден, что это будет не только интересная книга, но и киносценарий кассового фильма…

Слово за вами, «камергерцы»!
И за вами… департамент по культуре при Правительстве Москвы!
Москва достойна того, чтобы о ней рассказывали красивые и правильные истории…

3.2.5.4. Паспортный стол Рынка Имен.
https://realmir-gopius.livejournal.com/1037013.html

Картинки по запросу камергерский переулок



Статьи о других районах Москвы и других городах:

Калачи, Деньги, Пастила. Как сторителлинг работает на город Коломну.

"Дворик и двор моего Я" (к мероприятию «Дворовый космос» Первой библиотеки городских историй)

Прогулки по Москве праздничной (экскурсия).

Сторителлер в японском саду.

Мы и есть герои. Форум активных горожан в Твери.

Две ромашки на пустыре. Про Щипковский проезд 26.

Какой должна быть история? Воскресная прогулка по саду.

Кирилл Палыч в волшебной стране. Или Московское центральное кольцо всевластия.

Киностудия "Мосфильм", долина речки Сетунь. Переплетение историй (экскурсия).

Статьи о Ленинграде...

Мы все здесь не случайно... (сторителлинг фестиваль в питерской "Эрарте")
Сторителлинг в «Эрарте». И вновь я посетил…
Рифмы Рынка Имен в петербургских пейзажах.

Признаться в любви к Ленинграду.

Сторителлинг. Как пишут стихи.

Ленинград. И радость и боль…

«прямо в Рай… Под мостом, как Чкалов…» Питерские рифмы.

И снова Ленинград.

Американские сестры Чехова (спектакль «Перрон №3 (США), «Театр Наций»).

Американские сестры Чехова.
(спектакль «Перрон №3, «Театр Наций», Международный театральный фестиваль имени Чехова)

«Что ты смотришь совой -
Дышишь, словно рухнул с дуба?
Посмотри на себя -
Хвост торчком, глаза востры.
Это все пустяки; в жизни все легко и любо,
Пока вдруг у тебя на пути
Не возникнут три сестры.
Три сестры, три сестры
Черно-бело-рыжей масти
В том далеком краю, где не ходят поезда;
Три сестры, три сестры
Разорвут тебя на части:
Сердце - вверх, ноги - вниз,
Остальное - что куда…»
                          Борис Гребенщиков

В который раз убеждаюсь, в красивой и правильной Истории сюжет не главное, а Чехов – великий рассказчик. В красивой и правильной Истории очень важен язык. Не тот язык, что из буковок складывает слова, а из слов предложения. Но тот язык, что имеет свой ритм, передающий состояния и смыслы (со-стояние, со-мыслие). Не «слово» напечатанное, но «СЛОВО» изначальное. И Чехов владел, продолжает владеть и будет владеть во веки веков таким языком в совершенстве…

Как-то удивительно странно складываются у меня отношения с пьесами Антона Палыча. Года три назад я попал на «Чайку», представленную на французском языке. К стыду своему с оригинальным текстом к тому моменту знаком не был. Французского не знал, но понял все, в чем убедился немедленно, прочитав через день русский текст. И то сказать «понял»… почувствовал все.

Год назад попал на съемку фильма Юрия Грымова по «Трем сестрам», перенесенным в наше время. Здесь уж я, прежде чем брать интервью у Балуева, Суханова (снимавшихся у режиссера) и самого Грымова пьесу предварительно прочитал. Смесь прочитанного и услышанного от актеров тоже открыло мне что-то новое. И снова я понял что-то, что не было сказано.

Понедельник. Наши дни. Получаю письмо от Владимира Феркельмана, который привез в Петербург и Москву американскую абсурдистскую постановку тех же «Трех сестер». Спектакль «Перрон №3» в «Театре Наций» в рамках Международного театрального фестиваля имени Чехова. Теперь уже, соответственно, на английском языке…

То все присказка, а вот те сказка…
Я пожалел, что поддался соблазну и поглядывал на субтитры перевода. В них было не много чеховского текста, и они отвлекали от главного. От представления истории.
От ритма языка и передаваемого им состояния. Но, таков современный человек. Ведется на синицу информации и значений в руках, упуская небесного журавля смыслов.
А ведь американское представление и было тем, на что оно больше всего походило. На службу. Соборную службу, проводимую на малопонятном языке, но имеющую общечеловеческий, улавливаемый язык пространственно-временного континуума, генерирующего отношения.

Язык американского бита был безупречен. На него нанизывались попеременно, то танцевальные движения, то жестикуляция, то короткие песенки на несколько голосов, то гирлянды из коротких фраз, произносимых героями, то непереводимая тишина. Создавался такой гипертекст, основой которого был Чехов, а активными ссылками, Мадди Уотерс, диетическая Кола, Эзра Паунд, григорианский календарь. И из этого всего вырывалось: «Уехать в Москву. Продать дом, покончить все здесь и – в Москву…» или «Человек должен трудиться, работать в поте лица, кто бы он ни был, и в этом одном заключается смысл и цель его жизни, его счастье, его восторги».
Словно или вместо «во имя Отца, Сына, святого Духа. Аминь!»
Такой храм на перроне №3… Потому что только с третьего перрона отходят поезда куда-нибудь из этого городка.

Как полагается храмам и красивым, правильным историям там были жертвоприношения. А стало быть, жрецы и жертвы. У американской Наташи был ярко выраженный провинциальный акцент и хватка, сто очков вперед дающая нашим провинциалкам.
Взглянув лишь одним глазом на Андрея, становилось понятно, что он из той породы людей, которые не привыкли работать по субботам, что не мешало ему просаживать деньги на игре, как это было сказано у автора. Сестры были гротескны и милы, но бедный, бедный Тузенбах…
Конечно, на такой спектакль, как и в храм, нужно ходить не единожды. Но по информации из проверенных источников все билеты на оставшиеся показы были проданы.
Остается только про себя молиться…  

В который раз убеждаюсь, в красивой и правильной Истории сюжет не главное, изначальный текст не догма, а руководство к действию, а Чехов – великий рассказчик.
Это именно его история была создана и представлена изначально таким образом, что ее можно переносить в любую языковую или временную среду, а зритель, если он не трус и не лентяй, получит предназначенное ему состояние.
Так и случилось со мной. К концу спектакля мне стало холодно на продуваемом перроне.
Захотелось в Москву, на ее улицы, где вышло солнце после ливня.
Захотелось продолжить свой труд.
Чтобы немного согреться…

Спасибо, Владимир и актеры!
Спасибо. Антон Палыч!
Спаси Бог!
Картинки по запросу перрон №3 театр наций

 

Рифмы Рынка Имен в петербургских пейзажах.

«Но возвращался, как домой
в простор меж небом и Невой.
Не дай мне Бог другого…»
        Бэла Ахмадуллина «Романс о Петербурге»

Я не помню, когда последний раз ездил в Ленинград на один день. Обычно и двух не хватает. Потому что для меня каждая поездка в этот город история с непредсказуемым сюжетом, но всегда красивая и правильная, поэтому времени жалеть не имеет смысла.
А, тут так вышло. Утром должен приехать, в ночи уехать. Такая короткометражка, но с предысторией.

У Ирины Кудеровой (МТС) был день рождения. Мы виртуально знакомы. Я брал у нее интервью для анонсного ролика «МТС бизнес клуб в Калининграде», который делала команда «Смыслотеки» (Сергей Гевлич). Все остались довольны, поэтому периодически мы с Ириной «перелайковались» в соц. сетях. А тут день рождения. Я пообещал подарить свою книжку, а чтобы «удовольствие не растягивать», был приглашен на ежегодный МТС бизнес клуб в Санкт-Петербурге. Так совпало. Срифмовалось так…

Соотнеся желания с планами, понял, что нет ничего невозможного. И тут же узнал, из тех же соц. сетей («Боже, храни, Цукерберга!»), что там же, в то же время, будет Женя Агроник из Дублина. Это он сейчас из Дублина, а познакомились мы через проект «Реальный мир», где я вмести с «гомерами рукопашного боя» Игорем Васильевичем Зайчиковым и Александром Александровичем Рабинковым был учредителем, а Женя пришел тренироваться в то, что нами было создано.

В общем, сел я в поезд и под железнодорожный чай стал читать: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него нáчало быть, и без Него ничто не нáчало быть, что нáчало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его. Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн…»
А пол десятого утра уже на Московском вокзале. Питерская прохлада, но не мешающая приятному вниманию окружающего пространства. Спустился в метро и до «Выборгской» за экземплярами книжек в издательство «Питер».

Выхожу на «Выборгской», за угол завернул, а там… колокольный звон. Радуется природа приезду Кирилл Палыча. Я на перезвон, а это Сампсониевский собор. Как не зайти? Зашел да аж замлел… Такого церковного хора я давно не слышал, а мне есть с чем сравнивать.
Стою и лечу одновременно. Служба идет. Свечи горят.
СМС пришло от Жени. Он после четырех свободен. Прекрасно!
Картинки по запросу сампсониевский собор

Пошел в издательство. А там, мало того, что моя книга в уличной витрине на самом видном месте стоит, так в самом магазине, при издательстве, на выставочном стеллаже она же вместе с книгой Владимира Мариновича, известного бизнес тренера (для его школы «Вверх» мы тоже ролик делали). В общем, хорошие люди в издательстве «Питер» работают, вот, в чем я был уверен, выходя на Большой Сампсониевский.

Год, надо сказать, интересный выдался в смысле погоды. Вроде сентябрь заканчивается, а почти все деревья, что в Москве, что в Питере зеленые. Но запахи… запахи осенние. По особому волнующие и увлекающие в какой-то особый сентябрьский поток сознания, по которому я дотек до Большой Невки, где полюбовался ново восстановленной  «Авророй». Ну, и, естественно, «тем берегом Невы» на трех этажном пастельном многоцветие которого выигрышно выделялись «Большой дом», Инженерный замок, Храм Спаса на крови и Исаакий.
Картинки по запросу аврора
Обдуваемый невским ветерком я подумал, что Ленинград, при внешней его холодности, имеет какое-то внутреннее тепло. И если принять первое, то второе, не заставит себя долго ждать. Срезюмировал и заторопился к Петропавловской крепости. А через нее да через «Биржевой» и «Дворцовый» мосты к станции «Адмиралтейская», до сего момента мною не обследованной. А оттуда по прямой до Крестовского острова.

Второй раз в жизни прогулялся по этому парку. Из первого вспомнил только нагромождение аттракционов. А тут, оказывается очень уютный, к тому же, осенний парк. Заблудился я, правда, в нем грешным делом и вышел не к ресторану Royal Beach, где должен был проходить МТС бизнес клуб, а к «святая святых» петербургской спортивной жизни вообще и данного острова в частности… Новому стадиону,. действительно, чем-то похожему на НЛО. С такой же загадочной судьбой.

Но, «королевский пляж» я все-таки нашел. А «на нем» и Ирину Кудерову. Подарил подарки ей и клубу. Получил предложение дать интервью перед презентацией в «Буквоеде» через месяц. Не задумываясь согласился. Узнал, что скоро подойдет Нинель Морозова, с которой мы никак не можем встретиться в Москве, а тут, пожалуйста…
Как мы с ней познакомились? Командой Смыслотеки» делали анонсный ролик для ее бизнес батла между Алибасовыми старшим и младшим. Как обычно, всем понравилось…

А дальше оказалось, что среди приглашенных спикеров, был сам Владимир Маринович, с книжкой которого мы теперь соседствуем на витрине издательства «Питер» и для бизнес школы которого мы (командой «Смыслотеки») делали «деньрожденный» ролик. И всем понравилось…
А, чтобы два раза не вставать… всегда с интересом наблюдаю за представлениями Владимира на разных бизнес форумах. Они очень близки концептуально с «Театром предпринимателя», который мы развиваем в рамках культурно-образовательных проектов Академии международной экспертной сети «Союзконсалт», ректором которой я являюсь.

Каскадом ненавязчивых, но, конкретных вопросов, Маринович вытаскивает из представителей компаний их внутренние истории и вместе с зрительным залом начинает их не только представлять, но, и, одновременно, препарировать так, чтобы суть ее была очевидна и самому рассказчику и зрителю. И все это в формате захватывающего бизнес шоу.

Поварившись в рабочей атмосфере МТС бизнес клуба, да, понаслаждавшись пейзажами Финского залива и его окрестностей, я пришел к выводу, что и с Женей Агроником, «нашим человеком в Google» нужно встречаться тоже на территории осеннего «пляжа», от добра добра не ища.
Картинки по запросу royal beach крестовский остров
Так и сделали. И посидели в креслах, глядя на проплывающие яхты и чаек, на тарелку стадиона, на строящуюся хорду. Вспомнили «Реальный мир». Поговорили о сторителлинге. Узнал об актуальности этой «темы» в Google. Познакомил Женю с Ириной и Нинель. Ирину поблагодарил за приглашение и предложение на интервью. С Нинель поклялись на журнале «Time», что встретимся в Москве. Да и вышли в питерский вечер. Неспешно добрели по аллеям Крестовского острова до метро.

И опять по прямой до «Садовой». А там, на Гороховой 46, у Жениного товарища по бизнес школе Артема Фоменко «Стейк хауз». За дружественным столом я узнал все о правильном ирландском виски и еще больше о ирландских же пиве и стейках. Жаль память у меня короткая, а то мог бы не только щеголять знаниями в узких кругах, но и ездить с лекциями по стране. Если бы ни включенный обратный отсчет к поезду на Москву, я бы и сейчас еще сидел в компании этих двух гурманов. Но, не мог не заглянуть во двор дома по набережной канала Грибоедова 31, колыбель российского сторителлинга. А заглянув, с чистым сердцем промаршировал я по Невскому до Московского вокзала, с которого все сегодня началось.

И как-то совершенно не удивился встреченной там актрисе Дарье Мороз, которая принимала участие в спектакле Историй, организованном компанией, распространяющей в нашей стране виски «Grant`s», на канале «Дождь» в октябре 2011 года. За месяц до первого международного фестиваля сторителлинга в России, к которому автор этого текста имел непосредственное отношение…
Сплошные созвучия и рифмы Имен и Историй…

До Москвы доехал без приключений и каких-то переживаний прожитого. Если что и стоит отметить, так это то, что в чтении своем я этой ночью добрался до финальной фразы, ведущей свою родословную от «слова изначального» и звучащей следующим образом:  
«…Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг. Аминь».



Спасибо, Ирине Кудеровой и "МТС бизнес клубу" за приглашение!


     

      
 

Три актрисы и вдохновение.

"И то что было на бело откроется потом
Мой рок-н-ролл это не цель и даже не средство.
Не новое, а заново один и об одном
Дорога - мой дом и для любви это не место..."

                                                Михаил Карасёв

Несколько лет назад, я тогда жил в Санкт-Петербурге, создавал там лабораторию сторителлинга, мне попался журнал. На его обложке было три актрисы. Они стояли вместе, а в журнале было их совместное интервью.
Это были Татьяна Друбич, Ингеборга Дапкунайте и Чулпан Хаматова.
Одна младше меня, две старше. Двух я видел живьем, одну нет. Одна, так же как и я «весы».
Ко всем троим я чувствую что-то, что сложно выразить, но, я постараюсь…

Первая Татьяна Друбич. Я увидел ее в фильме «Избранные» с Филатовым. Потом «Десять негритят» и, конечно, «Асса» с «Черной розой…». Потом уже я посмотрел «Сто дней после детства», «Спасателя» и «Храни меня мой талисман». Это были годы моего полового созревания и первое, что меня беспокоило в ней, это ненавязчивая сексуальность. Хотя слово какое-то не правильное по отношению к Татьяне. Скорее, это нежное обаяние, которое я не мог идентифицировать, будучи пятнадцатилетним возбужденным подростком. Но, сейчас я смотрю на нее и имя ей – Тишина. Когда ты чувствуешь, что надо быть достойным. А дело все в ее голосе и полуулыбке.
Телевизор показал недавно «Анну Каренину». Мне достаточно было увидеть Друбич, чтобы я досмотрел фильм до конца.

Ингеборга Дапкунайте. Конечно, «Интердевочка». Кисуля с каким-то завораживающим акцентом, который и как акцент сначала не воспринимался.  Естественно, «Утомленные солнцем». Сто раз пересмотренные, в том числе и из-за нее. Недавно я открыл для себя «Апельсиновый сок» с Андреем Паниным и Александром Яценко. Удивительный фильм. Смотришь и плачешь от счастья. А лучший для меня момент, когда Ингеборга посылает Панина «в жопу». У ста актрис это вышло бы дурно. У Дапкунайте ты ловишь кайф от этой «жопы».
Несколько раз пересекался с ней. Один раз на дне рождения хорошего знакомого, я выходил из Боско бара на Красной площади, а она входила в него. Потом уговорил товарища, чтобы он попросил ее сфотографироваться со мной. Она сфотографировалась, а через какое-то время побежала на съемки, набрав с собой мороженного и другой снеди для своих кино партнеров.
Потом была пресс-конференция Роберта МакГи, автора книги «Story» (или «История на миллион долларов»). Сторителлинг вечер на «Серебряном дожде». Презентация книги «Фотоальбом Александра Будберга» в ГУМе. Сложно сказать, что для меня было важнее, эти события или ее присутствия. Но, то что она знала и продвигала слово «сторителлинг», меня тоже будоражило.
А если по честному, то лучшая ее роль для меня, это клип Чичериной и Би 2 «Мой рок-н-ролл» и ее «Тихо, тихо…» И имя ее – Улыбка. Загадочная и теплая. То, что женщины зачастую пытаются скрыть…

Чулпан Хаматова. Сначала была «Страна глухих». Потом уже «Время танцора» и все остальное. Я что-то начинаю чувствовать в женщинах, благодаря Чулпан. Наверное, то, что я ищу в них. Что-то такое женское-женское. Я полгода назад был на ее вечере, который в «Доме литератора» организовывал Дмитрий Быков. Вы знаете. Как я люблю фотографироваться со «звездами». Здесь у меня даже мысли не возникло подойти к ней после выступления. Я не мог. Все эти фотографии не стоили того, что я получил от того, что она говорила. Как она говорила. Зачем она говорила.
И как глупы мне кажутся те, кто как-то пытается связать ее с политическим истеблишментом. Чулпан Хаматова ПРОСТО помогает детям. И знает, что в этой помощи патронов не жалеют.
А перед новым годом, я был в Норильске с Евгением Мачневым. Наши партнеры пригласили нас на фильм «Синдром Петрушки». Там Чулпан играла с Евгением Мироновым. Фильм по книге Дины Рубиной, которая у меня есть с автографом автора. Она подарила мне ее на мое день рождение, когда я жил в Санкт-Петербурге.

Увидев в журнале фото трех актрис, я… А что я? Я почувствовал, что если есть женщины, которых хочется быть достойным, разгадывать их улыбку и греться от нее, благоговеть и вдохновляться, я живу в правильном месте и в правильное время. И это радует.
Таня, Ингеборга, Чулпан… Спасибо вам!         

Калачи, Деньги, Пастила. Как сторителлинг работает на город Коломну.

                                    «С чего начинается Родина?...
                                               ……………………………………
                                              А, может, она начинается
                                              С той песни, что пела нам мать,
                                              С того, что в любых испытаниях
                                              У нас никому не отнять…»
                                                     Михаил Матусавский «С чего начинается Родина?»

Российский человек любит поковырять пальчиком, чтобы убедиться в натуральности. А если ковырять нечего, - прощенья просим… «На «нет», и стыда нет…»
Поэтому я всегда чувствую некоторую неловкость, когда рассказывая про «сторителлинг и бизнес», «стортеллинг и социальную сферу» (…и много еще чего), дохожу до вопроса из аудитории: «приведите российские примеры, пожалуйста».

А как мне их привести, если я их не знаю, хотя и отслеживаю все, что с этим связано, вот уже десятый год. То есть, конечно, есть некоторые «ну очень» полуфабрикаты, «а так, чтобы по-настоящему… Это, нет…»
Но, «надо только выучиться ждать, надо быть спокойным и упрямым…»

Зашел я в четверг к Андрею Лисицкому в его библиотеку имени Горького (недалеко от Москва-Сити) чаю попить с варением, поболтать о том, о сем, да, и просто встретиться с хорошим человеком. Разговариваем. Он про фестиваль «Антоновские яблочки» в Коломне вспомнил. Предложил в нем поучаствовать. Стал какие-то ссылки с видео показывать. На одном видео Наталья Никитина (социальный предприниматель) рассказывает про возрождение ими на «Фабрике пастилы» бренда «Коломенская пастила». А еще про музеи и про город. Я заинтересовался, а Андрей предложил на следующий день самому вместе с ним съездить (он давно планировал). А я не стал отказываться.

Утром мы вышли из электрички в городе Коломна. Пешком пошли до места, где нашу компанию должны были ожидать, и устроить широкую экскурсию по… (по чему, я тогда еще не знал). Не будучи уверенными в правильности нашего пути, обратились к первому встречному местному жителю, проезжавшему на велосипеде. Старичок весьма харАктерной внешности, и, судя по всему, такой же жизни (но, других не было).
Фотография: В каком еще городе первовстреченный вот такой вот его житель, не только рассказал нам где что находиться, где что можно купить, но еще и долго рассказывал почему нам нужно покупать всего по больше. Только в таком городе, как Коломна, где социальный предприниматель Наталья Никитина создает Историю, объединяющую город, фабрику пастилы и сеть музеев...
Старичок с удовольствием объяснил нам дорогу, присовокупив к точке назначения еще несколько объектов, которые нам необходимо было бы (по его мнению) посетить. Сообщил краткий прейскурант товаров и сувенирной продукции, которую нам необходимо было бы (по его мнению) приобрести. А закончил пожеланием: «…покупайте по больше, потому что мы (жители Коломны) вас очень любим и ждем…»

И, то не сказка, а присказка… Сказка вся впереди.

Началось все с «Музея деньги» (музея денег). Как выяснилось, первые деньги на Руси начали чеканить именно в Коломне. Экспозиция (частная) не большая. Музей входит в сеть музеев, принадлежащую «Фабрике пастилы» (тогда мы еще не очень понимали, что это значит).

Два гида, Ольга и Олег (оба в древних костюмах), представляли экспонаты, разбавляли энциклопедическую информацию историями, связанными, как с самой экспозицией, так и с Коломной и ее жителями непосредственно. Одна девушка из нашей компании (сохраню небольшую тайну, к этой девушке я еще вернусь) спросила Олега: «А кем Вы работали до музея (отметим, что музей открылся недавно)?»
Ответ несколько удивил: «В автосервисе семь лет… А теперь обрел здесь смысл… Ведь если смысл жизни не в работе, то, или работа плохая, или жизнь скучная…»
Но, и то, еще не сказка…

Переведя дух, мы оказались в «Музее Калача», где сразу, после того, как нас усадили за столы, были втянуты (и это не фигура речи) в диалог между двумя пекарями, который происходил непосредственно в интерьере пекарни. Нарочито пререкаясь друг с другом, мучных дел мастера поведали нам и об «Истории Калача» (Калач и Коломна, оказывается однокоренные слова), и о великой «Тайне Калача» и о многом другом, с Калачом и Коломной связанном. А, когда «на сцену» вышел «главный Пекарь», он, не только на наших глазах приготовил готовый к выпечке Калач, но и дал попробовать одной девушке (той самой, чье имя мы пока не раскрываем) повторить то же самое.

Закончилось представление чаепитием с калачами и небольшой пресс конференцией. Среди прочего, главного Пекаря спросили: «А кем Вы были «до..»?».
«Учителем…», - ответил тот. Ответ уже не удивил.

Дальше, нам дали отдышаться. Хороший знакомый Андрея, Дмитрий, поводил нас по коломенскому кремлю на набережной Оки, сопровождая нашу прогулку не менее интересными рассказами об этом месте и о людях, с ним связанных.

В каком-то смысле, финальным аккордом моего пребывания в Коломне было посещение двух мест. «Музея пастилы» и «Музея «Фабрики пастилы»». Я был настолько «подготовлен» к ним (то есть, меня можно было брать голыми руками), что, «Ода к радости» и «Гимн демократической молодежи», слились во мне в единую мелодию. Из внятного я вынес только то, что «пастила» - это один из способов «законсервировать» яблоки, коих в Коломне с избытком. Все остальное можно было передавать только музыкой.
фотография Кирилл Гопиус.
фотография Кирилл Гопиус.
фотография Кирилл Гопиус.

Снова костюмированные представления в «интерьерах». Истории из купеческого быта. Древние рецепты. И, ПАСТИЛА, что всяким восточным сладостям даст сто очков вперед. А чтобы я обратил внимание на сладости, им нужно очень постараться. К слову сказать, стоят «коломенские сладости» не дешево. Но, они того стоят!
На выходе с «Фабрики», мой мозг и сердце отключились. И тот, и другое были переполнены. Не помню ( J ), как садился в электричку, но, продолжал завидовать всем остальным, кто оставался в Коломне…

И снова про Сторителлинг…
Создание и представление своих Историй, где История – это пространственно временной континуум. Космос, притягивающий все к себе и рождающий жизнь.
Наталье Никитиной удалось создать Историю, которая объединяет город, горожан, бизнес, социальную ответственность, культуру… и много еще чего…
И все представления, которые я увидел в Коломне, были и о городе, и о горожанах, и о бизнесе, и о социальной ответственности, и о культуре… и о многом о чем еще… Одновременно! Здесь и про самоидентификацию, и про ценности, и про миссию, и про объединение общими смыслами.
А это и есть КРАСИВАЯ И ПРАВИЛЬНАЯ ИСТОРИЯ!
Спасибо Наталья!

P.S. И о таинственной девушке… Видео с Натальей Никитиной, показанное мне Андреем Лисицким, было с ее выступления на «Обогатительной фабрике» (Норильск). Дома я пересмотрел еще несколько видео, уже самой «Обогатительной фабрики». Там было много интересных людей. Но, на каждом присутствовала Наталья Федянина, медиа группа «Северный город», город Норильск. Я послал ей приглашение в друзья, на Фейсбуке… Она его приняла. А на следующий день мы уже познакомились с ней живьем среди древних монет Коломны в «Музее денег».
Сюжет?.. Сюжет!..

P.P.S. Отдельное спасибо Андрею Лисицкому за все!