Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

GopiusStoryBANK создает и представляет ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен.

GopiusStoryBANK
помогает создавать и представлять
ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен,
работает над вашей Эгографией.
ведет социальную разведку,
развивает эмоциональный интеллект...


красиво и правильно...

Андрей Ващенко,
Начальник управления долгосрочного планирования и развития "Газпромтранс"
о сторителлинге и Кирилл П. Гопиусе


Коротко о Кирилле П. Гопиусе
____________________________________________________

«Комплексная помощь Сторителлера»



Картинки по запросу кирилл гопиус


Сторителлинг спектакль, книга о вас или вашей компании

Картинки по запросу сторителлинг спектакль

(командная работа,
работа с корпоративной культурой,
индивидуальные консультации,
подробные интервью,
частные беседы).

Кирилл П. Гопиус. Гиперкниги. Книги. Сценарии.



"Архетип любой коммуникации, система «рассказчик – аудитория».
В этой системе «рассказчик» (человек или группа людей) не только транслирует информационные поводы, но представляет созданную им Историю (пространственно-временной континуум, генерирующий отношения).
Сторителлинг – вписывание личных историй «рассказчика» и «аудитории» в глобальные контексты. Из чего и рождается взаимосвязь и взаимное дополнение «рассказчика» и «аудитории». А отношения становятся долгими и крепкими, а главное необходимыми обеим сторонам.
Появляются общие смыслы.
А стало быть, такие «истории» нужно, прежде всего, вытащить наружу (почему я в шутку называю себя «повивальная бабка ваших историй»), а, потом, еще и помочь представить, красиво и правильно. Это то, чем я занимаюсь. Это то, чем сторителлинг может быть Вам полезен, или не полезен..."

Storytelling Hall / Дом Сторителлинга

Обо мне подробно здесь...

Просто “Я люблю тебя?” (презентация книги стихов Кати Гордон).

Стихи... Мне кажется, для нашего современника, это жизненнонеобходимый разговор на языке человеческих смыслов. Ни значений, ни причин. Сомыслия. На языке того, что не говорится, но понимается. Ни размышлений, ни дискуссий, ни споров. Простого сочувствования. Хотя простота эта парадоксальна.


Я люблю стихи Кати Гордон. Именно за их парадоксальную простоту. Вы не найдете в них никакой изощренной вычурности, как в китайской гравюре, которую рассматриваешь сантиметр за сантиметром и погружаешься в многозначность восточной культуры и мысли. Но в них есть то, что гипнотизирует наблюдателя дачника, вышедшего после обеденного сна прогуляться за границы своего поселка, куда-то в близлежащее поле, где трава, цветочки и больше ничего. И в этом “ничего”, тоже парадокс. Потому что в нем наш дачник пропадет на несколько часов просто глядя по сторонам, просто переживая все, “что было, что будет, на чем сердце успокоится”.


Казалось бы… Просто трава. Просто ветер ее колышет. А ты лежишь или сидишь и забываешь обо всем, что как-то напрягало. Стихи Кати Гордон, это такое поле. С ее незамысловатыми запахами, звуками, цветом. С ее простотой человеческих чувств.


“Померещилось...Всего на пару дней…

От него мне было чуть теплей…

А потом термометр и снег -

Просто мимо шедший че-ло-век.

Но и след на выцветшей земле -

В эти злые будни дорог мне”.


И я, как тот дачник, пришел на презентацию ее книги “Я тебя люблю?”, взял с полочки экземпляр, присел на стул в первых рядах, открыл без разбору… И стал читать.


Картинки по запросу катя гордон я тебя люблю?

Читал, перелистывая, мешая начало с концом, до того, как Катя запыхавшаяся и извиняющаяся ни взлетела на сцену литературного кафе Дома книги на Арбате. Долго читал не отрываясь и ни о чем не думал. Ни о наступивших холодах, ни о том, что еще не до конца выздоровел, ни о том, что презентация никак не начиналась. А когда она началась, я не заметил изменений в окружающем мире, для меня все это было продолжением читаемого.


“У меня, понимаешь, стихи...

У меня, понимаешь, чувства.

У тебя все “ха-ха” и “хи-хи”.

И тебе не бывает грустно.

Не читал и не хочешь читать

Этих Маркесов, Хемингуэев.

Потому не могу рассказать,

Что люблю и о чем сожалею.

Потому мы сидим за вином

И роняем не нужные фразы.

Каждый думает о своем.

Мы расстанемся, но не сразу”.


Это как будто собравшимся слушателям было сказано. Уникальность самой Кати в ее не деликатной искренней нежности, которую она уже несет, как крест, смирившись с тем, что не встречает в окружении ни одной, хотя бы приблизительной рифмы этому кресту. Мне кажется она никогда не сможет принять того факта, что для большинства “игра в то, как принято” единственный способ существования. Поэтому она так же искренне не выдерживает.


“Легче не будет. Будут все те же рельсы…

Громко, и люди с чужими недобрыми харями

Будут салаты и выпивку нежно впаривать.

Будут фальшиво полночи плохие песни…

У машиниста склероз и плохое зрение,

У проводницы сифилис и мигрень…

Я одного у Матроны прошу: смирения.

Ну и немного бабок на черный день”.


Я бывал у Кати на концертах, на выступлениях, на таких же презентациях книг. Странное дело. Я не могу сказать, что то что я видел и слышал, было “прекрасно”. Но, каждый раз я отдыхал душою. Просто отдыхал. Как тогда, когда слушаешь красивую и правильную историю. Тебе “просто” интересно быть внутри. Как-то у меня была мысль предложить ей соединить ее песни стихи и мои истории в одно представление. Не сложилась, а она и сама до этого дошла. 17 ноября в “Известия Hall” пройдет “Катя Гордон stand up-концерт (Женщина в России. Чем живет и о чем поет)”. Уверен, что это будет продолжением ее книги “Я тебя люблю?” В названии которой неожиданно возник вопрос, создавший новую парадоксальность простоты. Приходите, не пожалеете. Я уверен немного искренности вам не повредит.

И вот еще что:


“Не смущайтесь признаться в любви!

Будьте первыми и не бойтесь!

Не в помойке же вы роеетесь,

Не хотите украсть и убить.

Даже если в ответ смущенье,

Даже если больное “нет”,

Подарите свое свечение,

Нарисуйте во тьме рассвет.

Бескорыстное, безвозмездное:

“Я люблю тебя навсегда…” -

И начните великое шествие

К той, что скажет однажды “да”...”


Спасибо, Катя!

СпасиБог!

  

О работе со сложной аудиторией. К юбилею Иосифа Кобзона.

«Профессор, снимите очки-велосипед!
Я сам расскажу о времени и о себе.
Я, ассенизатор и водовоз,
революцией мобилизованный и призванный…»
                                   Владимир Маяковский. «Во весь голос».

Сторителлеры любят прихвастнуть. Не соврать, но лишний раз, без повода, напомнить всем о чем-то важном в своей жизни. А уж если повод есть, тут уж держитесь слушатели.
Так и я.
11 сентября исполнилось 80 лет заслуженному деятелю российской и советской культуры Иосифу Давидовичу Кобзону, о чем нам сообщили многочисленные информационные каналы.
Хотел бы добавить в этот многоголосый хор и свою давнюю мелодию. Тихую, но запомнившуюся мне на всю жизнь.

Мне повезло. Я выступал с Иосифом Давидовичем на одной сцене. Мало сказать «выступал», но и «работал», то есть пел. Было это на открытие и закрытие праздничного концерта, посвященного завершению ХХ съезда ВЛКСМ в апреле 1987 года. Сценой был Кремлевский дворец съездов.

Теперь этим фактом можно гордиться. Без дураков. Тогда же во мне, восемнадцатилетнем студенте Московского института стали и сплавов гордости по этому поводу было не много, зато восторга от того, что появилась официальная причина прогуливать занятия и неожиданная возможность увидеть живого Макаревича, который вместе со всей «Машиной времени» тоже принимал участие в этом концерте, было, хоть отбавляй. Да и вообще…
«Любовь, комсомол и Весна!»

И все-таки данная мизансцена требует небольшого пояснения. Иосиф Давидович исполнял две песни со сборным хором. Хор собрали из студентов различных институтов, одним из которых был МИСиС. Как я, молодой «человек измученный нарзаном» (то есть, восемью годами  музыкальной школы по классу скрипки), попал в этот хор история умалчивает, потому что даже автор этих строк вспомнить не может. Но, это те слова, которые из песни не выкинешь…

Так вот, прежде чем собрать нас всех на одной сцене с мастером, с нами проводились многочисленные локальные репетиции. То есть, все репетировали по своим площадкам, потом соборно на арене велотрека в Лужниках без солиста. И только недели за две до концерта нас допустили до совместной работы. И рассказать я хочу, как раз о первом дне нашего знакомства с Иосифом Давидовичем.

Тут еще пару пояснительных слов. 1987 год. Вся страна и люди в ней еще живут в рамках привычных законов и правил, написанных и созданных за семидесятилетнюю историю Советского союза. Однако что-то такое неуловимое, буквально в воздухе уже витало. Это «что-то» еще нельзя было рационально формализовать, но можно уже было почувствовать. И лишь отдельные факты (тот же Макаревич во Дворце съездов) упрямо работали над созданием коллективной мысли (со-мысли, смыслом) о том, что «отныне все мы будем не те».

Но для вольного студенческого духа не обязательны декреты о земле, чтобы получить сигнал, что землю можно брать. Не обязательны официальные заявления генеральных секретарей или царские манифесты, чтобы принять, как аксиому: «Папа больше не отец!»
Все это привело к тому, что когда Кобзон вышел к нам, чтобы репетировать две патриотические песни (к слову сказать, и сами песни были уже «не те», не привычно безукоризненно бронзовые) все мы собравшиеся около двухсот человек были для него, как для рассказчика, «сложной аудиторией».
Для нас он не был заслуженным мастером, значимой фигурой, мэтром. Это был человек, который зачем-то исполняет песни, которые давно пора сдать в утиль (мы-то понятно зачем, чтобы на занятия не ходить). Поэтому первые минуты две, после появления Иосифа Давидовича на сцене, чем-то напоминали эпизод из «Оптимистической трагедии». Когда женщина комиссар приходит на захваченный матросами анархистами корабль.

Кто-то демонстративно не обращал внимания на певца, продолжая болтать, кто-то в полголоса отпускал какие-то язвительные реплики в его адрес, кто-то с интересом наблюдал, что же сейчас из всего этого получится. Атмосфера была совершенно не рабочая. Кобзон подождал еще минуту, другую, глядя в зал и никак не реагируя на то, что происходит за его спиной. Потом развернулся и произнес несколько фраз. «Негромко, но сухо».

Я сейчас не повторю этих фраз. Потому что не запомнил ни слова. Я запомнил то состояние, с каким эти фразы произносились и то состояние, к которому пришли все двести человек, возвышающиеся на многоуровневом заднике сцены. Шум прекратился. Двести студентов превратились в единый хор готовый к работе. Еще через пару минут мы вовсю репетировали и слушались мастера беспрекословно. В плоть до концерта на котором закончили свое выступление под «бурные и продолжительные аплодисменты».

Скажу откровенно, даже личную встречу с Макаревичем в лифте я вспоминаю значительно реже, чем эти несколько минут первой репетиции с Кобзоном.
Это был урок. Не осознанный, тогда еще, но засевший на всю жизнь. Сравнимый, по энергетическому воздействию, с «Ну, кто еще хочет попробовать комиссарского тела?!?»
Это был еще один урок сторителлинга.
Для рассказчика, какая бы аудитория его ни ожидала, первичен ответ на вопрос: «Зачем?» Тот самый смысл. Зачем я выхожу к этой аудитории? Со-мыслие с ней. Тогда энергия этих смыслов пробудит ответы на вопрос: «Как?» Появятся нужные слова, свои для каждой аудитории, задача которых передать не «послание» или «сюжет», но СОСТОЯНИЕ.

Иосиф Давидович, низкий поклон и многие лета!  
Картинки по запросу иосиф кобзон и хор

Девочка не ври мне…

«Интересно, где ты провела эту ночь моя сладкая N»
                                                                       Майк Науменко.

Картинки по запросу кирилл гопиус

Я когда узнал, что родится сын… Фиг знает, может и не думал ничего…Очень скоро я ехал на «Проселок Володарского». Чтобы деньги таскать вместе с кирпичами. Тогда появился анплагт Курта Кобейна. Я ехал в автобусе 367 и слушал в плейере.
«My girl, my girl, don't lie to me, Tell me where did you sleep last night?».

Я и сейчас помню холод и то необыкновенное чувство, которое приходило. От Пахры, от зимы, от  того, что я еду зарабатывать деньги и приносить их в семью.
А еще от голоса Курта Кобейна, который пел не только о том, что ему хочется знать, где спала его девочка.  Поэтому он так пел…

У меня родился внук вот, вот… Совсем недавно я услышал ту же песню у Ани Чиповской, которая…
Хрупкая
Нежная
Темноволосая.
Словно заряд ядерной бомбы.
Аня Чиповская.

Я вспомнил все оттуда. И теплый холод, и твердость реки, и слабость Кобейна.
«Не ври мне…»
Какие на Воладарке сосны…
Вот такие ритмы.

МАНИЯ МНОГОЛИКОСТИ. ВАДИМ ДЕМЧОГ

Сумасшедший Фрэнки, Мистер Фриман, Голос Оттуда, Купитман, автор трансперсональной театральной концепции, или просто Вадим Викторович Демчог.
Если Вы не знаете это имя, то Вы явно в свое время что-то упустили. Или упускаете прямо сейчас. Во всяком случае, Вы не могли не слышать этот Голос, изменивший сознание колоссального числа смертных. Вы видели и точно слышали его, а сейчас, надеемся, познакомитесь с этой удивительной персоной. Шоу тайм, ледис энд джентельменс!

Читать полностью...

"Арлекиниада" (Вадим Демчог). Искусство быть "Зрителем".

«…И может тот город назывался Мальпасо,
А, может быть, Матренин посад.
Но из тех, кто хоть раз попадал туда,
Еще никто не возвращался назад…»
              Борис Гребенщиков «Капитан Воронин»


Это случилось!
Я простился с девственным невежеством!
Вчера в «Доме Булгакова», на Садовой, из меня сделали Зрителя…

«Арлекиниада».
( www.arlekiniada.com )

Как это описать, если даже в определении, что это такое, сталкиваешься с «трудностями перевода»…
Это загадка, лабиринт. Это такой же гипертекст, каким является книга Вадима Демчога «Играющий в пустоте», имеющая к «Арлекиниаде» непосредственное отношение. Не думаю, что было бы правильно использовать одно без другого.

И все же…
«Арлекиниада» - это Представление Переживаний События…

Представление – презентация, представление – шоу, представление – воображение…
Переживаний – страхов, переживаний – впечатлений, переживаний – воскрешений…
События – факта, события – значимости, события – со-БЫТИЯ…

Парад переплетающихся Историй-персонажей внутреннего мира главного «героя», за которым наблюдает Врач психотерапевт, что сам этот парад, в каком-то смысле, и инициировал.

Фото
За три часа мы знакомимся с Трумэном, Геббельсом, Моцартом, Мальчишом Кибальчишом, Лилит, Козлом отпущения, Бони и Клайдом, Мерлин Монро, Леонардо да Винчи, Ниной Заречной, Марией Магдалиной, Хроносом, Чеширским котом, Вацловом Нежинским, Фридой Кало, Маркизом де Садом, Стенькой Разиным, Мольером, Янушем Корчаком, Александром Башлачевым, Джокером…
Извините, если кого-то не упомянул, но, как видите, в самих Именах персонажей можно заблудиться, не говоря уже об их Историях…
А добавьте к этому толкования того, чем является «Арлекиниада»…
Шансов выбраться из этого Со-Бытия, мало.

По себе могу сказать, четырнадцать часов прошло с того момента, как я вышел из Дома Булакова, а я все еще там…

Вот почему я не рекомендую использовать «Арлекиниаду» без книжки Вадима Викторовича «Играющий в пустоте». Она – ориентир, карта и компас. И единственная возможность вернуться к прежнему Бытию. Но, даже с ней, «как сказал один мальчик, случайно бывший при этом: «Отныне все мы будем НЕ ТЕ…»»

В своей книге Вадим Демчог описывает три ипостаси артиста – «Роль», «Актер», «Зритель», осознание и «практическое применение» которых, помогают любому желающему (будь то бизнесмен, политик, учитель, священник, военоначальник, спортсмен, музыкант) начать Игру. Они (эти ипостаси) одновременны, взаимопроникаемы, взаимозависимы и дополняемы друг другом.

Но, оставим первую и вторую («Роль» и «Актера»). Для меня сейчас интереснее третья. Самая глубинная, самая тайная («Зритель»). Погружаясь в ее пространство пустоты, и научившись наблюдать из него, артист получает возможность войти в мир внешнего зрителя непосредственно, и, объединившись с ним, начать ВЕЛИКУЮ ИГРУ, рождающую МУЗЫКУ

Само пространство представления «Арлекиниады» выстроено под этот «квантовый скачок» от внутреннего к внешнему, к еще более внутреннему еще более внешнего.
Врач, наблюдая за «героем», наблюдает за его внутренними персонажами, которые одновременно наблюдают за зрителями, а те, находясь в пространстве между врачом и арлекинами, наблюдают за ними и самим психотерапевтом.
И, кто здесь «врач», кто «герой», кто «арлекин», а кто «зритель», попробуй, разберись.
Но, ВСЕ ИГРАЮТ!

Все обучаются искусству «Наблюдать» («Наблюдать», но, не …. «Надзирать»).
Искусству быть Зрителем, с которого и начинается любая Игра.
И уж чтобы совсем запутать тех, кто будет это читать, скажу следующее… «Арлекиниада», как и «Искусство быть Зрителем» – «работа, требующая самоотречения…» (смайл)

Спасибо, Вадим!
Спасибо, ребята!

P.S. Умру, если не отмечу, что очень понравились «Моцарт», «Стенька Разин» и «Джокер» (все три персонажа представлены актрисами (Юля Железняк, Аня Зарянкина, Саша Грин)). Спасибо вам отдельное!

P.P.S. Встретил нескольких человек, которые третий раз приходили на «Арлекиниаду»…

P.P.P.S. Думаю, и я еще не все сказал по этому поводу...





 

Вадим Демчог. "Играющий в Пустоте".

                                                              "Источник цитаты утерян. Выписка из моих дневников..."
                                                                                                                           Вадим Демчог


Я перевернул последнюю страницу книги Вадима Демчога «Играющий в пустоте. Мифология многоликости». Буквально последнюю, где на ее пустом пространстве я делал собственные записи. Прочитал еще раз и их.

Я возбужден!

Это книга — поэзия! Поэзия состояний.
Книга — гипертекст, где цепляешься не только за циферки ссылок внизу каждой страницы, и попадаешь в совершенно иные информационные миры, но, и за слова или словосочетания, которые перебрасывают тебя уже в мир твоих собственных размышлений, чувственных поисков. Мир твоих тайных состояний.


Эта книга — тайна за семью печатями (не для всех, и для каждого). Но, тайна того порядка, что ее бессмысленно прятать от «чужих» глаз, ибо понять написанное в ней можно лишь пройдя долгий путь внутренних изменений, преодолений и перерождений.


Хотя и без этих перерождений читатель сможет получить от автора то состояние, которое заставит его на этот Путь встать. И возбуждение этого состояния, гораздо важнее дословного понимания прочитанного. Некоторые куски достаточно просто произносить в слух, словно часть мессы на древней латыни. Внимая им...


Вслушивайтесь в звуки!
Всматривайтесь в знаки!
В них тайные смыслы!
В них древняя сила!


И трудитесь! Трудитесь над прочтением...


Первые сорок страниц я лично читал шесть часов. Перечитывая, подчеркивая прочитанное, оставляя пометки на полях, записывая фразы, а, иногда, просто слова в свой блокнот.
Я разговаривал с автором. Восхищался открытиями. Братался. Спорил. И думал, думал, думал...


Умоляю вас не спешить при прочтении, как не стоит спешить в Храме!
Вы рискуете пропустить, даже не самое важное, а вообще ВСЕ!
Насладитесь переживанием СЕБЯ!
Играйте!


Автор из тех Мастеров, что расскажет Историю, а вы не заметили, как прожили жизнь...


Спасибо Вадим!

Спасибо Игре!

Спаси Бог!

За час я побывал везде, где есть Бог. (Концерт Сати Казановой и Булата Гафарова).

                                  «Мы успели… В гости к Богу не бывает опозданий…»
                                                                        Владимир Высоцкий.
                                   «Нет такого места, где бы не было Бога…»
                                                                            Далай Лама.

Возвращаясь с концерта, я чувствовал, что во мне есть что-то, о чем необходимо поделиться. Иначе…
«Вот так кончится мир…
вот так кончится мир…
не взрыв, но всхлип…»
Но дома, в ночи, я не понимал с чего начать. Не хватало чего-то, что задаст ритм. Эпиграф был нужен. Сегодня утром я его получил (Боже храни социальные сети!). Танцующий под Высоцкого Барышников в фильме «Белые ночи». Мужественность, вырывающаяся из голоса одного и движений другого.

...........................................................
Я из Ленинграда вернулся с фестиваля Стортеллинга (кто знает, что для меня одно и второе). А когда бывает очень замечательно, то нормально, уже не хорошо…
Но, Господь не оставляет!

Теплодарящие «Red Nose» (Катя и Дима Плотко, а теперь и их сын Даня) сообщили, что в «Чайхоне №1» на Пушкинской выступает Сати Казанова в компании с Булатом Гафаровым. А я совсем недавно узнал (благодаря тем же Red Nose и БГ), что «о главном не пишут в газетах, и о главном молчит телеграф». Сати Казанова это… не совсем то, что мы знали о ней из СМИ.
А да… я еще очень удивился, когда увидел в «Белых облаках» ее афишу (рядом с моей ( smile) ). Как-то не вязались у меня «Белые облака» с «…не виноватая я…люли мои люли…» (ничего не имею против последнего).

Но… Mea culpa!

А в Чайхоне было так… Сначала удивительный мульти-инструменталист Булат Гафаров подготовил пространство, которое, казалось бы, не очень совпадало с тем, что должно было быть представлено, и публику, которая пришла именно в это пространство. Ритм и звуки одновременно четырех или пяти экзотических инструментов (напомню музыкант один и никаких накладок) и иногда горловой голос самого Булата.

Это было совершенно не похоже на Барышникова с Высоцким, но это было одним и тем же. Бог Отец, Сын, Дух Святой, все слова Мужского рода. И когда через какое-то время на сцену вышла Сати, ее не просто ждали, к ней были готовы.

Религия (с латинского, «объединяющая общими смыслами»), слово женского рода. Именно Женственность Сати объединила общим смыслом Божественную Мужественность того, что делал Булат, через то, что представляла она, с пространством и публикой. Начала рождаться ГАРМОНИЯ… Когда все соответствовало всему.
Я даже сейчас, пересматривая мобильное видео с концерта, испытываю наслаждение от того соответствия.

Женственность во всем…
Фотография: Этно концерт Сати и Булата.Так глубоко и так сильно. Каждая нотка поселяется в душе.. А главное, что это необычно и не на что не похоже.. Сати, дорогая, ты волшебная, настоящая и такая разная!

Она говорила между песнями, и уже в этом была музыка. Восточная улыбка, мягкая, но скрывающая все, что могло бы быть создано. Слова простые, но искренние, глубокие и теплые.
«Я сомневалась, что то, что мы вам представляем, соответствует настрою этого места. Но, как-то увидела фотографию Далай Ламы в журнале «Play boy», которую он прокомментировал, что нет такого места на земле в котором бы не было Бога. Я перестала сомневаться…» (Цитата не дословная).

И снова Гармония, сплетенная из мужского и женского…
Ритм и выдыхания Булата. Движения и голос Сати…
Это была музыка, рожденная в разных господних пределах, но, Язык на котором пела Сати, был ЯСЕН…

Когда все кончилось… встать сразу и уйти, не было ни возможности, ни желания. Нужно было ментально отдышаться… Хорошо опять же Катя и Дима устроили спонтанное коллективное фотографирование. И это как-то отдышало.

Возвращаясь с концерта, я чувствовал, что во мне есть что-то, о чем необходимо поделиться. Иначе…
«Вот так кончится мир…
вот так кончится мир…
не взрыв, но всхлип…»

Ведь такие праздники не часто происходят. А так в основном все «в рабочем порядке», «на подрыве», а то и «на нервняке»… И много нервных. И много глупых. И много мерзких… Но…
«Нет такого места, где бы не было Бога…»
И это примиряет…
Спаси Бог Женщин…


Спасибо Сати Казановой и Булату Гафарову за… ВСЕ!
Спасибо Кати и Диме Плотко за приобщение!
 

"Противоядие" (об Александре Гордоне, стихах и сторителлинге) (часть 2)

Начало здесь...

Теперь про вечер…
Конечно, практически все собравшиеся, ждали «творческого вечера Александра Гордона».
Догадываясь об этом, Александр Гарич сделал небольшое пояснение, о том, что поскольку это мероприятие проходит в рамках фестиваля посвященного Булату Окуджаве, то вечер будет скорее «под эгидой Александра Гордона». А поскольку сам фестиваль называется «…И друзей созову…» то и…
Фотография: Вечер Александра Гордона в Театре современной пьесы. Заслуженная артистка СССР лауреат сталинской премии Инна Макарова читала Паустовского, а Александр Гарич Межирова "Мы под Колпином скопом стоим,Артиллерия бьет по своим.Это наша разведка, наверно,Ориентир указала неверно..."

Но началось с сюрприза, который стоил этой небольшой рокировки. На сцену Александр Гарич пригласил заслуженную артистку СССР, лауреата сталинской премии…
Инну Макарову!!!

87 лет… Она читала Паустовского. Причем такого, о котором я и не подозревал… Вот уж История историй… Красивая, правильная… И Инна Владимировна… Слушатели позабыли про все. Это была история военной любви. Когда она закончилась, небольшой зал Театра аплодировал как три… Многие встали…

После оваций актриса в сопровождении своей дочери Натальи Бондарчук пошла по узкому проходу к выходу, а я сидел… а точнее стоял в этот момент рядом с проходом. Когда Инна Владимировна проходила мимо, я хотел как-то помочь ей подниматься по ступеням. А получилось так, что обнял и не удержался, - поцеловал в макушку (она небольшого роста и шла нагнувшись)… точь в точь, как свою Бабушку… И вспомнил, как это бывало… и больше нет…

Спасибо Вам Инна Владимировна!

А дальше были стихи… То самое «противоядие». Причем многие стихи уже звучали или на «Дожде» или в «Хмуром утре». Вот только теперь я все понимал и принимал, так как следовало принимать стихи. Хорошие стихи. Их читали старый знакомый Гордона, поэт Александр Кузнецов. Его папа Гари Борисович Гордон.

Сам Александр Гари тоже читал…
Запомнился и тут же заучился наизусть Межиров…

«Мы под Колпином скопом стоим,
Артиллерия бьет по своим.
Это наша разведка, наверно,
Ориентир указала неверно.

Недолет. Перелет. Недолет.
По своим артиллерия бьет.

Мы недаром присягу давали.
За собою мосты подрывали,-
Из окопов никто не уйдет.
Недолет. Перелет. Недолет.

Мы под Колпиным скопом лежим
И дрожим, прокопченные дымом.
Надо все-таки бить по чужим,
А она - по своим, по родимым.

Нас комбаты утешить хотят,
Нас, десантников, армия любит...
По своим артиллерия лупит,-
Лес не рубят, а щепки летят…»

Много в тот вечер говорилось о поэзии и о войне. А главное о ветеранах и тех, кто ими не стал…
Вечная память и Спасибо!

Мы, конечно, встретились после… И поговорили… Но не так уж это и важно. Важно, что после этого вечера на душе стало чуть меньше шлака, пыли и некрасивых историй… Их вымыло Противоядие…
Спасибо Александр Гарич!

"Противоядие" (об Александре Гордоне, стихах и сторителлинге) (часть 1)

Начну неожиданно… Мне нравится Александр Гордон.
Вот просто нравится…
Как Гребенщиков, как Гришковец, как Сухоруков…
В компании с этими людьми (Боже, храни You Tube) набираешься чего-то… человеческого… Избавляешься от шлаков.

Я помню, что смотрел передачу Гордона «Нью Йорк, Нью Йорк» по ТВ 6 (был такой «прогрессивный» телеканал), но к сожалению впечатлений не помню, только картинку – длинный, худой человек, в очках и с залысинами… Но, раз помню, значит что-то там было… такое…

Конечно, его триумфальные передачи на «Серебряном дожде»! Там формировалась какая-то иная медиа среда, которую он потом перенес в «Хмурое утро» на телеканал «М1». Я записывал практически все выпуски (а они на секундочку каждый по три часа). Это тоже была такая ментальная «очистка организма». Сколько интересных историй, людей и живого человеческого разговора… А музыка… Брель, Шаляпин… Вдохновение! Вдохнуть Новое!
Александр Гордон. Кадр НТВ
У него даже специальная рубрика была «Противоядие».
В ней Александр Гарич читал стихи…
Признаюсь, что в тридцать лет я не сильно жаловал какие либо стихи, кроме своих и Моррисона (хотя прочитал их к тому времени огромное количество), и это материал для еще одной статьи про Ритуал…

Тем не менее меня завораживала его манера декламировать… Только сейчас я понимаю, что эта ритмическая, эмоционально-насыщенная монотонность (другой пример Бродский) и есть часть «красивой и правильной» церемонии Прочтения Стихов.

У меня есть и небольшая, но довольно необычная История Общения с Александром Гаричем…

Первый раз это было 3 октября 2009 года. Воскресение. Прекрасный солнечный осенний день. Находясь в приподнято – удовлетворенном настроении ( недавно закончил книгу «Черничный пирог для Сказочника. Введение во власть», я решил прокатиться на машине по пустой Москве, выбрав из всего ее разнообразия Бульвары.

Пересекая Петровку от Трубной площади, заметил на тротуаре у больницы голосующую фигуру «длинного, худого человека, в очках и с залысинами»… Я даже не разглядел, но почувствовал. Это был Гордон, который попросил довезти его до Большой Никитской (по моему до Дома Литератора). Обалдев от такой «нечаянной радости» я набросился на него со своим сторителлингом, книгой и тем, то бросил пить», оставил ему визитку с просьбой дать рецензию на книгу. Наверное, он был рад, что счастливо отделался от меня, потому что, закрыв дверь моей машины, больше никак о себе не напоминал…

Организуя первый международный фестиваль сторителлинга вместе с МГГУ имени Шолохова, я через ребят из университета приглашал его принять уастие в этом Празднике Историй, ибо «кто Сторителлер, если не Гордон. И кто Гордон, если не Сторителлер».
Увы, Александр Гарич был занят. Но, у меня появился его телефон. По которому, я периодически звонил, желая все-таки пересечься и поделиться сокровенным. Телефон отвечал мне длинными безответными гудками.

Я уже было стал грешить на «университетских», что они дали мне «не тот телефон», как через год после бессмысленных, но настойчивых упражнений в наборе его номера (как тут не вспомнить Тарковского и начало его «Жертвоприношения») мне ответили… и ни кто-нибудь, а он сам… К тому времени у меня уже был готов сторителлинг спектакль «Истории из семейного альбома ХХ века» и я хотел и с этой стороны привлечь его внимание. Мне было предложено оставить диск со спектаклем на охране в Театре современной пьесы, после чего начался «новый этап общения». Он периодически отвечал, но жаловался на загруженность… Последний звонок был на день рождения Гордона, где он после выслушанных сторителлинг-пожеланий сказал: «Вашими бы устами… Кирилл Палыч… Вот что… у меня сейчас до майских будут съемки, а на майских довайте созвонимся и подумаем, чем я могу Вам помочь в Вашем не простом деле продвижения сторителлинга…»

И вот майские. Я для приличия позвонил, но ответа не последовало.
Ну что ж праздники – время прогулок.
Я гулял по Москве четыре дня…
Под конец последнего, проходя мимо Театра современной пьесы я увидел знакомое Имя… Вечер Александра Гордона в рамках фестиваля посвященного Булату Окуджаве «…И друзей созову…»
Что вы думаете… Пошел и купил билет…
И мы встретились снова…

Но это отдельная История…

(продолжение следует)