Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

GopiusStoryBANK создает и представляет ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен.

GopiusStoryBANK
помогает создавать и представлять
ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен,
работает над вашей Эгографией.
ведет социальную разведку,
развивает эмоциональный интеллект...


красиво и правильно...

Андрей Ващенко,
Начальник управления долгосрочного планирования и развития "Газпромтранс"
о сторителлинге и Кирилл П. Гопиусе


Коротко о Кирилле П. Гопиусе
____________________________________________________

«Комплексная помощь Сторителлера»



Картинки по запросу кирилл гопиус


Сторителлинг спектакль, книга о вас или вашей компании

Картинки по запросу сторителлинг спектакль

(командная работа,
работа с корпоративной культурой,
индивидуальные консультации,
подробные интервью,
частные беседы).

Кирилл П. Гопиус. Гиперкниги. Книги. Сценарии.



"Архетип любой коммуникации, система «рассказчик – аудитория».
В этой системе «рассказчик» (человек или группа людей) не только транслирует информационные поводы, но представляет созданную им Историю (пространственно-временной континуум, генерирующий отношения).
Сторителлинг – вписывание личных историй «рассказчика» и «аудитории» в глобальные контексты. Из чего и рождается взаимосвязь и взаимное дополнение «рассказчика» и «аудитории». А отношения становятся долгими и крепкими, а главное необходимыми обеим сторонам.
Появляются общие смыслы.
А стало быть, такие «истории» нужно, прежде всего, вытащить наружу (почему я в шутку называю себя «повивальная бабка ваших историй»), а, потом, еще и помочь представить, красиво и правильно. Это то, чем я занимаюсь. Это то, чем сторителлинг может быть Вам полезен, или не полезен..."

Storytelling Hall / Дом Сторителлинга

Обо мне подробно здесь...

Мое толкование «Путаницы» Чуковского. Сторителлинг мидраш.

Людям, ведущим активную деятельность в соц. сетях посвящается…

Многим из вас с детство известно гениальное произведение Корнея Чуковского «Путаница». Драматическая поэма – притча. История о том, как инфантильно-глупые существа захотели пойти  против собственной природы.

Актеры перестали играть спектакли, стали бизнесменами. Хирурги перестали заниматься медициной, стали политиками. Звукоинженеры перестали заниматься звуком, стали революционерами. Бизнесмены захотели сниматься в кино… Мы – свободные люди. Живем в свободной стране (ну или хотим жить в свободной стране)…

Замяукали котята:
"Надоело нам мяукать!
Мы хотим, как поросята,
     Хрюкать!"

А за ними и утята:
"Не желаем больше крякать!
Мы хотим, как лягушата,
     Квакать!"

Свинки замяукали:
     Мяу, мяу!

Кошечки захрюкали:
     Хрю, хрю, хрю!

Уточки заквакали:
     Ква, ква, ква!

Курочки закрякали:
     Кря, кря, кря!

Воробышек прискакал
И коровой замычал:
     Му-у-у!

Прибежал медведь
И давай реветь:
     Ку-ка-ре-ку!


И только сторителлер, не собирался становится «стартапером» только потому, что все только этим и занимаются, это модно, это признак успешности и нонкомформизма, свободы взглядов…
Зная, каковы могут быть трагические последствия такой бездумной «свободы», он всех увещевал: «Вспомните свои истории. Ответьте себе на вопрос, кто я? После чего следуйте только своей природе».

Только заинька
Был паинька:
Не мяукал
И не хрюкал -
Под капустою лежал,
По-заячьи лопотал
И зверюшек неразумных
Уговаривал:

"Кому велено чирикать -
Не мурлыкайте!
Кому велено мурлыкать -
Не чирикайте!
Не бывать вороне коровою,
Не летать лягушатам под облаком!"


Разве кто его послушал? Все же кругом только о том и твердят, как классно «по полю гулять», да «по небу летать». А еще сколько кругом всевозможных тренингов обучающих искусству «по полю гулять», да «по небу летать» за неделю. При таком положении вещей, никто даже вопросом не задается: а есть ли у меня ноги или крылья в принципе? Есть ли хоть какая-то предрасположенность к тому, чем я так легкомысленно собираюсь заниматься?» Нет ни вопросов. Ни ответов. Всех опьяняет свобода выбора!

Но весёлые зверята -
Поросята, медвежата -
Пуще прежнего шалят,
Зайца слушать не хотят.
Рыбы по полю гуляют,
Жабы по небу летают,


А дальше происходит то, чем заканчивается заигрывание с модой в ущерб собственному самоопределению, собственной природе…

Мыши кошку изловили,
В мышеловку посадили.


…абсурдом, террором, гуманитарной катастрофой!

А лисички
Взяли спички,
К морю синему пошли,
Море синее зажгли.

Море пламенем горит,
Выбежал из моря кит:
"Эй, пожарные, бегите!
Помогите, помогите!"


Вроде бы опомнились некоторые…

Долго, долго крокодил
Море синее тушил



…но абсурд уже берет свое!

Пирогами, и блинами,
И сушёными грибами.


А коли и принимаются меры спасения, то крайне мизерные, в данной ситуации бесполезные…

Прибегали два курчонка,
Поливали из бочонка.

Приплывали два ерша,
Поливали из ковша.

Прибегали лягушата,
Поливали из ушата.

Тушат, тушат - не потушат,
Заливают - не зальют.


На всеобщее счастье. тут появляется герой, следующий собственной природе изначально, а потому имеющий бесконечный ресурс при внешне скромных формах.

Тут бабочка прилетала,
Крылышками помахала,
Стало море потухать -
И потухло.


Пришли ко всем покой и радость. Представленное со-бытие вновь стало красивой и правильной историей…

Вот обрадовались звери!
Засмеялись и запели,
Ушками захлопали,
Ножками затопали.

Гуси начали опять
По-гусиному кричать:
     Га-га-га!

Кошки замурлыкали:
     Мур-мур-мур!

Птицы зачирикали:
     Чик-чирик!

Лошади заржали:
     И-и-и!

Мухи зажужжали:
     Ж-ж-ж!

Лягушата квакают:
     Ква-ква-ква!

А утята крякают:
     Кря-кря-кря!

Поросята хрюкают:
     Хрю-хрю-хрю!

Мурочку баюкают
Милую мою:
     Баюшки-баю!
     Баюшки-баю!


Всем искренне желаю быть самим собой и заниматься своим делом, «чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы»…



Картинки по запросу чуковский путаница.

Сторителлинг: Осознанность - Открытость - Доверие (далее со всеми)

Друзья мои, дорогие! Любое избегание открытости в таких "интимных вопросах", как вера в Бога, благотворительность, отношения с родителями, личные отношения и т. д. идет от неосознанности. От того, что человек не разобрался в них. Он не ответил себе на вопрос "зачем?" В этом его слабость и уязвимость. Наши личные истории лучше всего этой осознанности способствуют. Открывая нам безграничные ресурсы для наших отношений и дел...
Как-то на одном семинаре с НКО я просил собравшихся поработать над историями "Кто я такой?". Была одна женщина. Она работала в фонде помощи животных. Когда в начале семинара я спросил ее зачем и почему именно животным, внятного она ничего сказать не могла. И вдруг работая над историями, она с удивлением, радостью и слезами вспомнила историю из семейного архива про то, как ее маму спасли кошки (не буду вдаваться в подробности)...
Все, что мы делаем, мы делаем не спроста. Истории помогают нам осознать это и получить то, что всегда будет находить нам силы, для наших дел и отношений - уверенность в том, что ты все делаешь правильно...
Осознанность, Открытость, Доверие...
И сторителлинг, конечно...

Друзья мои, дорогие! Любое избегание открытости в таких "интимных вопросах", как  вера в Бога, благотворительность, отношения с родителями, личные отношения и т. д. идет от неосознанности. От того, что человек не разобрался в них. Он не ответил себе на вопрос "зачем?" В этом его слабость и уязвимость. Наши личные истории лучше всего этой осознанности способствуют. Открывая нам безграничные ресурсы для наших отношений и дел...Как-то на одном семинаре с НКО я просил собравшихся поработать над историями "Кто я такой?". Была одна женщина. Она работала в фонде помощи животных. Когда в начале семинара я спросил ее зачем и почему именно животным, внятного она ничего сказать не могла. И вдруг работая над историями, она с удивлением, радостью и слезами вспомнила историю из семейного архива про то, как ее маму спасли кошки (не буду вдаваться в подробности)...Все, что мы делаем, мы делаем не спроста. Истории помогают нам осознать это и получить то, что всегда будет находить нам силы, для наших дел и отношений - уверенность в том, что ты все делаешь правильно...Осознанность, Открытость, Доверие...И сторителлинг, конечно... :-)

Проговоренные чистые чувства... (Сторителлинг в Плесе)

«…это не очень густо растущие березы, такие равномерно расставленные бело-черные деревья, везде....
Ну, в общем, тот пейзаж, глядя на который русский человек обязан сказать: "Боже... какая красота!"…»
Евгений Гришковец «Как я съел собаку»



Благодать Божья! Мы гуляли по Плесу… Поднимались на пригорок, откуда видны окрестности, церковки, Волга. Меня спросили: «А что Вы, как сторителлер, об этом можете сказать?»
Ответ пришел сразу, поскольку за три дня путешествия по Волге эта фраза из спектакля Гришковца посещала меня неоднократно.
Но, теперь я мог ее подробно объяснить… Себе и другим…

«…тот пейзаж, глядя на который русский человек обязан сказать: "Боже... какая красота!"…»

Мы часто (а, впрочем, кому как везет) испытываем состояния, которые… приводят в трепет наши психические, физические, душевные системы. Которые поднимают нас… не в космос, а на те самые пять сантиметров над землей. Когда кажется, что «все стало ясно…». Вот только, как собаки (хорошая рифма  ), мы, все понимая, почему-то не делаем усилия для того, что бы передать эти состояния. Поделиться ими.
«Какая красота!» - вот все на что нас хватает.

Возможно потому, что мы пытаемся найти точные слова для описания. Что бы каждое слово соответствовало действительности. И в этом ошибка.
Помню в Китае, при посещении одного из Садов меня поразила фраза экскурсовода о том, что вот в этой беседке был написан шеститомный «трактат о чае»… Что можно было написать в этих шести томах? Европейскому человеку непостижимо. Но, когда я (отпустив гида) оказался в одиночестве в этой беседке, я почувствовал состояние, в котором приходят эти шесть томов. Вот только я почти уверен, что этот трактат описывал не именно чай…

Есть такое понятие – «гигиена чувств». Чувства… душа, как и другие жилые помещения, нуждаются в проветривании и влажных уборках. Иначе в них заводится гниль и вонь… А душа, коли начнет вонять, может задушить все окружающее довольно быстро…
Открывайте окна. Вдыхайте и выдыхайте состояния, проговаривая их. Только не старайтесь «передать все точно». Плывите по речке вашей речи. Наслаждайтесь сами и делитесь этим наслаждением с тем, кто вас окружает…

А разошелся я тогда так потому, что тоже был «в состоянии».
Мы только что посетили музей Левитана, где при входе висела репродукция его «Тихой обители».

А под картиной слова Чехова:

«…Теперь накануне праздника собирались отдыхать и поле, и солнце, и лес…
Отдыхать… и быть может… молиться…»


Ни слова о красоте, но мне опять «все стало ясно»…

Digita Storytelling. "Фотоальбом Александра Будберга".


Когда-то давно, когда я был начинающим репортером, мне поручили сделать материал про волка, который жил на территории Краснопресненского ГАИ. Волчонка и его сестру подарили начальнику отдела — привезли с охоты. “Девочку” полковник отправил к сестре в деревню. “Мальчика” оставил на работе, во дворе. Жизнь волчицы закончилась трагически: она росла как простая дворовая псина, дружила с соседскими собаками. Но однажды без видимых причин перерезала полстада. Ее пристрелили. А жизнь ее брата я и фотокор Геннадий Витальевич Черкасов, по прозвищу Петрович, должны были “подсветить”.



В ГАИ, которое располагалось в Волковом переулке, нас приняли дружелюбно. Молодой волк, в которого превратился некогда привезенный с охоты щенок, признавал только знакомых милиционеров, которые кормили и “воспитывали” его. Поэтому самодеятельные дрессировщики вышли во двор широкой цепью, чтобы отвлечь “воспитанника” от нас с Черкасовым. Волк — великолепный желтоватый зверь, совсем не похожий на драных собак из зоопарка, — постовым обрадовался. Но как только из подвала на ватных ногах появились мы с Петровичем, он потерял к ним всякий интерес и, радостно взвизгнув, бросился к нам. Милиционеры ловко перехватили его, схватили за передние лапы, подняли, начали кружить. Волк кружился и, наверное, радовался, но при этом — как мне казалось — взгляда от моего горла не отводил. В какое-то мгновение он сумел выскочить из объятий, и нам только успели крикнуть: “Бегите, мать вашу!..” Впрочем, кричали зря: я и Черкасов-Петрович оказались в подвале со сверхзвуковой скоростью.

Тогда санитар леса, интеллигентно свалив голову набок, начал смотреть на нас сверху вниз через зарешеченное окно полуподвала. Я сказал Гене: “Давай открою стекло, и ты снимешь его близко-близко”. — “Давай”, — легко согласился Черкасов. Лишь только я открыл раму, волк просунул голову сквозь широко поставленные прутья и начал деловито пропихиваться в помещение. Со двора кто-то истерично закричал: “Вы что — он же пролезает через эту решетку!!!”

Мы с Черкасовым бежали по путаным коридорам ГАИ так быстро, как только могли, закрывая за собой все двери. Нас никто не догнал. Поэтому мы и живы. Так закончился мой единственный опыт участия в фотосъемках живой природы. А между тем десятки фотографов колесят по миру, чтобы сфотографировать волков, медведей, львов даже не в городском дворике ГАИ, а в лесах, льдах и джунглях. Кто-то ныряет на самое дно, а кто-то, наоборот, зависает в небе. И все только потому, что горожане хотят красивых, трогательных, страшных портретов братьев наших меньших...

Съемки животных — не просто жанр. Это образ жизни фотографов. Жизни, которая мало напоминает бестолковую и радостную беготню Шарика из “Каникул в Простоквашино”. Это тяжелая и изнуряющая работа, очень опасная, часто — в одиночку. Фотоохота требует колоссального опыта. Репортер должен знать, как экипироваться, где найти зверя, уметь приготовить ему “ловушку”, заманить в нее “модель”. Каждый раз приходится продумывать специальные технические средства: ведь тот же волк, жрущий лося, не подпустит к себе близко человека. Значит, фотокамерой надо управлять дистанционно, как-то поняв, что волк будет трапезничать именно здесь. А для того, чтобы сфотографировать какую-нибудь росомаху на дереве, все деревья около приманки надо будет утыкать объективами.

Но никакие технические примочки не помогут бороться с гнусом, не сделают так, чтобы ноги не стирались в кровь, а обитатели леса принимали тебя без маскировки за часть местного пейзажа. Все это требует труда, почти не представляемого в городских условиях. Но, несмотря на это, количество классных фотографов-анималистов стабильно остается приблизительно одинаковым. На место выбывших приходят новички. Это доказывает, что всегда есть достаточно определенное количество людей, которые именно так доказывают свою состоятельность. И хотя за подобные репортажи легендарный географический журнал “Нэшнл Джеографик” платит приличные деньги, только гонорарами этот фанатизм фотографов-охотников не объяснить. Вы только посмотрите, как на снимке Джима Бранденбурга прыгает по льдам арктический волк! Скорее всего он сломя голову убегает от фотографа, который прыгает по этим льдинам за ним. Просто за деньги такое не делается.


Но если говорить о фотоанималистике, то нельзя не отметить целого пласта репортерских снимков, которые тоже посвящены животным. Но делаются в джунглях городских. Речь идет о собаках.

Ни одно животное — даже кошки — не заслужило такого внимания. Нет собачьих мифов, которые не были бы безусловно подтверждены и остроумно зафиксированы фотографами: о сходстве хозяина и пса; о том, что собака в доме всегда главная; что нормально поговорить можно только с четвероногим другом. Не говоря уже о том, что как может полюбить человека, например, мой знакомый лабрадор Луша, так не может никакой другой человек.

Такая популярность собак не удивительна. Ведь фотомастера тоже были детьми. Они смотрели “Лесси” или “Четыре танкиста и собака”, многие наверняка мечтали организовать приют для бездомных потомков шакалов (от волков произошли только лайки и овчарки). И даже когда люди вырастают и часто звереют страшнее, чем любой бультерьер, собаки вызывают какое-то особенное, трогательное чувство. В этом легко убедиться в электричке, когда едешь на дачу. “Погорельцы”, “не местные” крашеные цыганки с копиями каких-то метрик в руках, даже инвалиды-“афганцы” уже не в состоянии разжалобить вагон и получить сравнительно большую выручку. Зато если войдет попрошайка с собакой — подадут обязательно.

Больше других на “собачью” тему снял великий фотограф Эллиот Ирвит. У него есть десятки забавных и радостных фотографий. Но мы публикуем работу Ричарда Калвера — не только потому, что это шедевр на все времена. Вернее, это шедевр именно потому, что, посмотрев на эту фотографию, сразу перестаешь сомневаться в главном тезисе всех собачников: ОНИ такие же, как МЫ, только лучше...

l

Как я усыновил уссурийского тигра…

Меня часто спрашивают (обычно с неким не скрываемым скепсисом): Кирилл Павлович, ну расскажите нам такую историю, которая заставит открыть кошелек любого…

 

На что я отвечаю: Кошельки открываются исключительно после конкретной просьбы «Дайте денег!» И обязательно сумма конкретная должна прозвучать.

А истории рассказывают, что бы создать атмосферу, находясь в которой благотворитель или спонсор захочет отреагировать на вашу просьбу должным образом…

 

Но, тем не менее, есть у меня история…

 

Участвовал я в июне прошлого года в конференции «Белые ночи фандрайзинга» и так она мне понравилась, что я сделал подробный отчет о ней (включающий видео и фото материалы, мои аналитические статьи и «заметки на полях», другой «дидактический материал») и вместе с материалами по сторителлингу разослал по базе участников…

 

Не скажу, что откликов была лавина, но, тем не менее, с теми, кого я отметил на конференции (Яков Рогалин (Донецкий фонд «Доброта»), Ольга Алексеева (“CAF”) и др.), переписка у меня завязалась…

 

А еще попал адрес моей почты в рассылку «Фонда дикой природы» ( WWF ) и стал я от них письма получать с просьбой помочь всем не многочисленным уссурийским тиграм планеты.

 

Конечно, помощь тиграм дело благое и дай Бог здоровья всем сотрудникам фонда Дикой природы, что они этим занимаются. Но, скажу честно, что если лично у Кирилла Павловича появится лишняя копейка, а то и рубль, то он, скорее всего, потратит его на помощь людям (и даже, скорее всего, детям)…

 

Так думал я до недавних пор, пока не пришло ко мне очередное письмо от «WWF» (все предыдущие я даже не читал, то есть даже не раскрывал). И тут…

Вижу в списке писем адрес «WWF» а рядом с ним в теме письма надпись…

 

«У Вас есть последний шанс УСЫНОВИТЬ тигренка…»

 

И здесь надо немного рассказать обо мне.

Я отец двоих детей (мальчика и девочки (16 лет и 8)). Так уж вышло, что живу я с ними в разных городах. И хоть мы друг про друга не забываем и видимся часто, для меня тема «отцов и детей» и, тем более, в контексте «детей без отцов», очень болезненная, тем более, что сам я отца своего не знал.

Да, вдобавок к этому, я никогда не рассматривал уссурийских тигров как тех, кто нуждается в усыновлении…

 

Так и что ж вы думаете? Вытер я слезы с глаз, поехал в Москву и посетил офис «Фонда Дикой Природы», где и получил за свое доброе дело сертификат, на котором большими буквами написано: «Кирилл Павлович Гопиус – Хранитель Земли!»

 

Этим сертификатом я очень горжусь и всем гостям нашего центра прикладных знаний «Prime Life Education» обязательно показываю, потому что в данном случае не грех дважды «плюнуть на скромность» и не стесняться своих добрых дел…

 


Отрывок из сценария "Т-ЗЧ" (Танк - Знает ЧТО) по книге Ильи Бояшова "Танкист"

Еще отрывок сценария по книге Ильи Бояшова "Танкист"

"На подходе к великой реке Ваньку нагнал мотоцикл с очередным корреспондентом, до фуражки наполненным той особой бестолковой активностью, которая присуща дворовым щенкам и тыловым борзописцам. Мальчишка жаждал непременно «отточить перо и кадр» хоть на одном, но обязательно настоящем герое.

Отправляя к Найденову упивающегося своей самостью юнца, штабные едва скрывали ухмылки. Сопровождающий, особист с многозначительной фамилией Сукин, посчитал нужным предупредить щелкопера - что касается Ивана Иваныча, «лейка», по всей видимости, не понадобиться. Главный объект интереса лучше не помещать на передовой полосе. И вообще, всю дорогу трясясь за спиной старшины, управлявшим тяжелым «БМВ», особист не скрывал тревожного скепсиса. У него были свои причины для столь неожиданного визита. Не смотря на стремительность передвижения «Валентайна», до особого отдела долетели рапорты о выходящих за всякие рамки делишках найденовского экипажа.

Болтаясь в коляске, гость без устали вертел гуттаперчевой шеей. В этой жизни его радовало, без исключения, все: Рискуя вывалиться, он то и дело наводил объектив на обуглившиеся «тридцатьчетверки», «пантеры», «мардеры», «черчилли», «шерманы», вновь «тридцатьчетверки» и вновь опрокинутые броневики. А, кроме того, на брошенные каски, амуницию, штабеля минных и снарядных ящиков, и на десятки трупов, своих и чужих, закидывать землей которых не было уже ни сил, ни возможностей. Неохотно уступая мотоциклу, в направлении запада брели редкие пехотинцы, едва таская вещмешки, винтовки и неизменные ППШ - над ними, как и над танками, царствовала беспросветная усталость.

Однако она не коснулась авангарда! Позади очередной деревеньки, в которой был, наконец, разыскан обвешанный барахлом танк, все еще жирно чадила, время от время испуская из люков веселые язычки, попавшаяся на Ванькин крючок глупенькая немецкая самоходка. Испещренный осколочными вмятинами, словно оспой, «Валентайн» был заведен в сад за довольно убогой «мазанкой». Ветер дул с уже видневшейся отсюда Вислы и запаха горелого мяса (из «артштурма» никто не выбрался) и резины в саду не чувствовалось. Напротив, царила полная идиллия.

Сам Крюк, весело напевая, по-хозяйски возился в погребе. Возле распахнутой в ледник двери белел заботливо связанный им узелок. В реквизированной кастрюле закипали аппетитнейшие гусиные потрошки. Сама птица, нанизанная на шомпол, поливала собственным соком еще одно кострище.
Переступив бесчувственного якута, Сукин вместе с корреспондентом, направились к «Валентайну».

Высунувшаяся голова Ивана Иваныча и один только взгляд, брошенный на гостей, кардинально изменили планы собкора: мальчишка мгновенно отказался от развернутого интервью и портрета на фоне поверженного «артштурма». Стараясь не смотреть на эту Медузу Горгону, он бестолково переступал с ноги на ногу, теребя блокнот и слушая доносившийся из погреба напев:

Я бывало, всем давала,
Бобику и Тузику.
А теперь лежу в роддоме
Хлопаю по пузику.

Пение на какое-то время замолкло - Крюк пробовал на язык содержимое еще одной банки. Затем, совершенно не подозревая о прибытии гостей из штаба, грянул совсем уж удалое:

У мого миленка в жопе
Разорвалась клизма.
Призрак бродит по Европе,
Призрак Коммунизма!

Корреспондент ошалело водил карандашом по блокнотику, а находившийся уже в трех шагах от верного трибунала гвардеец продолжал копать себе яму. Вдохновленный сметаной и салом, сержант набрал воздуха в легкие, и уже собрался было перейти к самому Верховному…

…Говорят, товарищ Сталин
Посетил три тыщи спален
Был приказ по всем баракам,
Чтоб стояли бабы раком…

…однако, «особист» оказался на высоте. Молниеносно посетив погреб, он отвесил подлецу-наводчику такую «дуру», что тот колобком покатился в угол со всеми приготовленным к выносу припасами. И был спасен.

Страшная башка Найденова по-прежнему торчала из люка. Блокнотик собкора был девственно чист. Собравшись, наконец, с силами и подняв глаза на героя, мальчишка понес околесицу, спрашивая про какие-то планы и обязательства. Иван Иваныч, не слушая, втянул ноздрями-дырками воздух; струпья сложились в гримасу, черная щель рта раздвинулась:
– «Белый Тигр»! - прохрипел, звякая медалями и орденами, и со всем своим знакомым напряжением вглядываясь поверх гостей, сада и деревни в какую-то, одному ему видную, даль.
– Завел пластинку! - плюнул Сукин.
– «Белый Тигр»! - проскрежетал Найденов, показывая черным пальцем туда, за реку, откуда наползали дымы пожаров: неостановимый, ненавидящий, ужасный.

Потрясенный видом танкиста и его указующим перстом корреспондент как-то совсем по детски растерялся. А Ванька трясся, готовый рвануть за Призраком и за Вислу, и за Одер, и, если доведется, и за сам Ла-Манш. Глаза его светились знакомым безумием. Рычаги были под рукой. Нет, он никак не мог успокоиться!

– Все, баста! - приказал Найденову особист. - Глуши мотор.
Моторы и пушки действительно заглохли. Все встало, как вкопанное. Наконец-то задымили подоспевшие походные кухни."
 

Читать дальше...