Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

GopiusStoryBANK создает и представляет ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен.

GopiusStoryBANK
помогает создавать и представлять
ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен,
работает над вашей Эгографией.
ведет социальную разведку,
развивает эмоциональный интеллект...


красиво и правильно...

Андрей Ващенко,
Начальник управления долгосрочного планирования и развития "Газпромтранс"
о сторителлинге и Кирилл П. Гопиусе


Коротко о Кирилле П. Гопиусе
____________________________________________________

«Комплексная помощь Сторителлера»



Картинки по запросу кирилл гопиус


Сторителлинг спектакль, книга о вас или вашей компании

Картинки по запросу сторителлинг спектакль

(командная работа,
работа с корпоративной культурой,
индивидуальные консультации,
подробные интервью,
частные беседы).

Кирилл П. Гопиус. Гиперкниги. Книги. Сценарии.



"Архетип любой коммуникации, система «рассказчик – аудитория».
В этой системе «рассказчик» (человек или группа людей) не только транслирует информационные поводы, но представляет созданную им Историю (пространственно-временной континуум, генерирующий отношения).
Сторителлинг – вписывание личных историй «рассказчика» и «аудитории» в глобальные контексты. Из чего и рождается взаимосвязь и взаимное дополнение «рассказчика» и «аудитории». А отношения становятся долгими и крепкими, а главное необходимыми обеим сторонам.
Появляются общие смыслы.
А стало быть, такие «истории» нужно, прежде всего, вытащить наружу (почему я в шутку называю себя «повивальная бабка ваших историй»), а, потом, еще и помочь представить, красиво и правильно. Это то, чем я занимаюсь. Это то, чем сторителлинг может быть Вам полезен, или не полезен..."

Storytelling Hall / Дом Сторителлинга

Обо мне подробно здесь...

3.1. «Каменная равнина и далекий горизонт». Сон о Пути преодоления каменистой равнины...

Часть третья. Экскурсия по отношениям, проведенная во сне.

3.1. «Каменная равнина и далекий горизонт».
Сон о Пути преодоления каменистой равнины и движению к далекому горизонту.

Две сосны, выросшие в окруженье камней, высоко вознеслись над равниной. Наблюдателю, что стоит с ними рядом, они кажутся выше далеких гор.

По равнине к тем дальним горам протекают речные потоки.  
Камни, как прошлое гор.
Сосны, как нынешний день.
Горы на горизонте, как будущее наблюдателя,
если он все же решиться на долгий Путь.
Истинное величие и твердость ждут его,
преодолевшего страх неизвестного.
Время течет…

Творчество - удивительное состояние духа, сопровождаемое специальными ритуалами, приводящими к душевному равновесию.
Одним из них может быть сон, полностью или частично отключающий работу сознания. Формирующий последовательность образов, которые человек впоследствии может помнить. Во сне происходит переработка информации, а так же, вывод из мозга отдыхающего человека ядов, накопившихся за время бодрствования.

Погружение в сон перед преодолением грядущего Пути сравнимо с молитвой.
Картинки по запросу Го Си

Осознание Сна и есть Сон.

Я выскочил из электрички на станции, которую знал с детства, какой бы необычной она не казалась во сне.
Вот палатка, в которой продают газеты. Она была очень популярна в 82 году, когда проходил чемпионат мира по футболу в Испании. В воскресенье я просыпался по будильнику, заспанный садился на велосипед и мчался к этой палатке, где уже выстраивалась очередь из желающих купить утреннюю прессу. Моим предметом вожделения был «Футбол-Хоккей», еженедельное приложение к газете «Советский спорт», выходивший по воскресеньям. Там печатали отчеты о проходящих на чемпионате мира матчах, а главное иллюстрировали их фотографиями.
Количество таких еженедельников, привозимых в печатный киоск на небольшую подмосковную станцию, было ограниченным, поэтому доставалось не всем. И лишь счастливчики уезжали домой с пахнущими печатной краской драгоценными экземплярами.

От киоска к шлагбауму. И вниз с горки, с которой опять же в детстве я съезжал все на том же велосипеде с удовольствием, ни с чем не сравнимым. Ибо наслаждался в этот момент своей ловкостью и умением слету въезжать на узкий мостик, через дохленькую, заболоченную стоками сельской бани речушку, имевшую странное и смешное имя «Мохра».
Дальше предстояло подниматься уже в гору мимо сельской МТС (это не «Мобильные Теле Системы», а «Машино-тракторная станция») и снова мост, на значительной высоте пересекающий небольшой еще один узенький ручей, после которого начинался наш дачный поселок. Начинался он живописно. Рядом с первыми участками находился пожарным пруд, на котором все лето цвели кувшинки. Рядом с прудом была заботливо вкопана скамейка. А у скамейки посажен куст. Через несколько участков колодец, от которого начиналась наша улица.

Я шел по ней, рассматривая опустевшие домики. Поселок словно вымер. Вот слева дача знакомого из детства. Он был значительно младше меня, поэтому ходил на вторых ролях. Вот справа участки, на которых в советское время размещались корпуса летнего детского сада. С развалом Союза пришли в запустения и полную разруху и эти домики, в чем им успешно помогали местные жители, в том числе и я с тем малолетним знакомым. Дальше дача, в который жил мой дачный друг, в детстве он тоже иногда ездил со мной на станцию за прессой, а еще в тот год чемпионата, у него появился кубик рубика, привезенный его отцом из-за границы. После «Футбола-Хоккея», это был второй по трепетному детскому вожделению предмет. Дальше, участки, участки. Про каждый, наверное, можно что-то вспомнить. Справа жила председатель поселка, пожилая женщина тетя Вера. Ее муж, горький пьяница, развозил на телеге, запряженный лошадью, газовые баллоны по поселку. Слева дом поселкового сумасшедшего диссидента Витьки. Человека на все времена без возраста, находившегося в вечной оппозиции к любой власти. Рядом с его участком, участок еще одного дачного друга.

И вот, я дошел до угла. Зеленый забор. За забором кусты. За кустами полянки. На каких-то растет клубника, на каких-то разбиты клумбы. Посредине участка, между деревьев площадка для бадминтона. Справа беседка, в глубине сарай. А у дальнего забора двухэтажный дом, крашенный охрой, с белыми наличниками на окнах…

Я в доме. Мимо печки, через крохотную кухонку с умывальником, иду в дальнюю левую комнату. В комнате три кровати справа шкаф во всю стену и стол у окна. Сажусь за него, выдвигаю средний ящик и достаю увесистую стопку листов, некоторые из которых скреплены скоросшивателем.
На верхнем листе надпись большими буквами, сначала по-английски: «Storytelling Hall» потом через разделительную черточку по-русски: «Дом Сторителлинга».
Под этой надписью в скобках чуть мельче шрифтом: «Документы описания экскурсий по пространству, времени и отношениям, проведенных во сне».

Открываю следующий лист…

3.2. Дом Сторителлинга
https://realmir-gopius.livejournal.com/1034677.html

Книга Кирилла П. Гопиуса "Здравствуй Мама! Здравствуй Папа!" (продолжение)

Бабушка.

Продолжение. Начало здесь...

Практически всю мою жизнь Бабушка работала. И работала не только потому что семье нужны были деньги. Она не могла не работать. Лет в восемьдесят ей все-таки пришлось завершить свою трудовую деятельность. Это для нее было очень не легко. Она очень переживала. Но тут же нашла себе занятия по дому. На даче в огороде она возилась до тех пор, пока могла ходить. Она вообще любила дачу. Это тоже было ее детище. Собираться на нее она начинала с апреля, укладывая необходимые вещи в мешки, закупая продукты на дачный сезон. На даче она постоянно инициировала какую-либо деятельность. Красить, чинить, ухаживать за огородом. Последние три года Бабушка не могла ходить. Отказали ноги. Но и тут она не успокоилась. Сидя у себя в комнате она вечно либо что-то мастерила, либо играла со своими правнуками. Придумывая им различные развлечения. Творить она тоже любила всю жизнь. У нее, кроме работы, всегда были какие-то увлечения и хобби.

 

Не могу не сказать о том, что уж кто кто, а Бабушка была Сторителлером от Бога. Я очень любил семейные торжества именно потому, что после традиционных угощений, шли истории в исполнении Бабушки или ей инициируемые. Мы могли часа по три сидеть и слушать рассказы о наших предках, о ней самой и Дедушке, о детстве Мамы и Тети Гали, на конец о нашем детстве. Многое из своего детства и истории моего рода я знаю благодаря именно этим историям, именно этим застольям. Удовольствие было еще и от того, что про что бы ни рассказывала Бабушка это всегда были достаточно радостные истории. Не редко ее повествования были сдобрены иронией, в том числе и самоиронией. Сложно было удержаться от того, что бы самому, что-нибудь ни рассказать за столом.

 

 

Да что застолья… Каждый раз возвращаясь с работы она по крайней мере пол часа уделяла тому, что рассказывала маме или нам с сестрой, как прошел ее день.

 

Я уже рассказывал о том, что когда мне было лет пять, я вместо того, что бы летом быть отправленным на дачу с Бабушкой, где были друзья, старшая двоюродная сестра и масса других удовольствий, был увезен на дачу с «Детским садом»... (Кто был в похожей ситуации, просто помолчите...)
Гораздо позже выяснилось, - у Бабушки обнаружили рак. Ей назначили какую-то терапию. Какое-то облучение. В том объеме, который мог вынести человек, результата быть не могло. А тот объем, который мог помочь, был на грани смерти...
Бабушка выбрала второй вариант...
У нее после этого «шалило» сердце. Лет тридцать...
J

А еще был случай из ее жизни. Смерть Сталина. Она со своей хорошей знакомой на ночном дежурстве. Обычно все дежурят и спят по очереди. Но, знакомая сказала: «Как можно спать, когда такое горе!!!» (хотя и муж и отец у неё были репрессированы).
«Какое горе?...» - искренне удивилась моя Бабушка. И легла спать…

 

Она умерла на Пасху… До последнего момента оставаясь в трезвом уме и твердой памяти. Я помню, как ехал в метро и мне позвонила моя жена: «Зоя Федоровна умерла…». Вообщем-то к этому все шло, но…

Накатило нечто сравнимое только с этим…

 

 


 

 

 

Из Бабушкиных историй: «Как-то она зашла в автобус. Народу было много – пришлось стоять. Правда, рядом с Бабушкой сидели какие-то школьники, а рядом со школьниками сидел подвыпивший мужичок. Мужичок увидев непорядок очень быстро пристыдил школьников за то, что те не уступают места пожилым людям. Школьники не особо сопротивляясь место уступили. Мужичок возбужденный быстрой победой и видимо подогреваемый парами алкоголя останавливаться не собирался. Он продолжил отчитывать школьников, за то, что те сами не уступили место, а пришлось ему вмешаться. И «как их родители воспитывают?» и «что же в школе вам об этом не рассказывают?» Бабушка сидела, школьники стояли, мужичок не унимался…

Не удовлетворенный простым журением он возопил к чувствам молодого поколения. Начав рассказывать про то, какие тяжелые испытания выпали на долю Бабушки (ни сколько не смущаясь того, что с ней он знаком не был) В этой истории были и революция и индустриализация и Великая отечественная война и сталинизм и многое чего еще… Видно было – мужичок поймал кураж. Однако ни Бабушка ни школьники ни остальные пассажиры ни поддерживали его эмоционально очерствев в повседневности… Тогда мужичок взял паузу. Некоторое время молчал. Но было видно, что ему не спокойно. Эпизоды Бабушкиной жизни не дают ему покоя. И когда бороться с собой было ему нестерпимо он выпалил практически на весь автобус: «А может быть еще … и ПАРТИЗАНИЛА!!!»

Бабушка ухахатывалась, рассказывая эту историю…

(продолжение следует...)