Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

GopiusStoryBANK создает и представляет ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен.

GopiusStoryBANK
помогает создавать и представлять
ваши личные и корпоративные истории на Рынке Имен,
работает над вашей Эгографией.
ведет социальную разведку,
развивает эмоциональный интеллект...


красиво и правильно...

Андрей Ващенко,
Начальник управления долгосрочного планирования и развития "Газпромтранс"
о сторителлинге и Кирилл П. Гопиусе


Коротко о Кирилле П. Гопиусе
____________________________________________________

«Комплексная помощь Сторителлера»



Картинки по запросу кирилл гопиус


Сторителлинг спектакль, книга о вас или вашей компании

Картинки по запросу сторителлинг спектакль

(командная работа,
работа с корпоративной культурой,
индивидуальные консультации,
подробные интервью,
частные беседы).

Кирилл П. Гопиус. Гиперкниги. Книги. Сценарии.



"Архетип любой коммуникации, система «рассказчик – аудитория».
В этой системе «рассказчик» (человек или группа людей) не только транслирует информационные поводы, но представляет созданную им Историю (пространственно-временной континуум, генерирующий отношения).
Сторителлинг – вписывание личных историй «рассказчика» и «аудитории» в глобальные контексты. Из чего и рождается взаимосвязь и взаимное дополнение «рассказчика» и «аудитории». А отношения становятся долгими и крепкими, а главное необходимыми обеим сторонам.
Появляются общие смыслы.
А стало быть, такие «истории» нужно, прежде всего, вытащить наружу (почему я в шутку называю себя «повивальная бабка ваших историй»), а, потом, еще и помочь представить, красиво и правильно. Это то, чем я занимаюсь. Это то, чем сторителлинг может быть Вам полезен, или не полезен..."

Storytelling Hall / Дом Сторителлинга

Обо мне подробно здесь...

Принципы системы (СЭН). Комментарии Кирилла П. Гопиуса

Проект СЭН имеет сформулированные принципы, которые  представляют суть системы и содержат в себе корни всех решений и действий, принимаемых людьми, следующими системе. Не будучи бойцом профессионалом, но будучи экспертом по коммуникациям (коль скоро общение в части своей та же схватка), я дам свои комментарии и толкования этих принципов…
Павел в Послании к Эфесянам: «…Облекитесь во всеоружие Божие… ваша брань не против крови и плоти, но… против мироправителей тьмы века сего…» 
Картинки по запросу система эффективного насилия

1. Система, есть оружие. Оружие, есть власть. Прежде всего, СЭН, будучи набором взаимосвязанных знаний и навыков, таким образом, представляя систему, является оружием не только в мифологическом смысле, то есть тем, что получает герой от высших сил на его преодоление зла, но и в абсолютно прикладном смысле. Все ее знания и навыки направлены на уничтожение или полную нейтрализацию противника. Поэтому система является реальным оружием, а любое оружие есть символ власти. Но власти не только, как «презентации отложенного насилия», но и как уважения, ответственности и благородства (умения отличать важное, умения держать ответ, наличия доброго рода).
2. Знать цену жизни и цену смерти. Держа в руках инструмент уничтожения, важно понимать моральные, этические, правовые последствия этого уничтожения. И чтобы решения были осознанными, необходимо знать цену жизни и цену смерти. То есть, иметь опыт близкий к смертельному. Это не так запредельно, как может показаться на первый взгляд. На протяжении всей жизни мы постоянно сталкиваемся с таким опытом в разных дозировках, но стараемся поскорее его забыть. Помня о смерти, учись «переживать» (проходя через смерть, оставаться живым).

3. Расслабиться, совершенствоваться, доминировать. Чтобы плавать, нужно расслабиться. Стихия моря сама поддерживает вас. Зажатый физически и ментально, человек превращается в камень. Он крепок, но идет ко дну. А дальше нужно куда-то плыть (достигать цель). Не развивающийся человек, деградирует (тонет). И только выбрав великую цель, человек может заявить: «Я – носитель мысли великой… Не могу! Не могу умереть!!!», доминируя над теми, кто не готов мыслить глобально.
4. Разрушить замыслы врага проще, чем оборонятся. В коммуникативных практиках есть метод: «Я знаю, что вы думаете». Когда рассказчик, предвидя все контр аргументы аудитории, заранее ищет на них ответ, а на самом выступлении симулирует дискуссию, задавая себе вопросы и отвечая на них перед аудиторией, за аудиторию. Для аудитории бой состоялся, для рассказчика никакого боя не было. При этом, понять, что задумал соперник, можно только проявляя искренний интерес к нему. Эмпатия должна быть и к врагу. Еще раз, уметь «переживать».

5. Вникать в смысл боя. В потенции бой существует всегда. Он только меняет свои контексты. В некоторых контекстах возможность проявления схватки максимальна. В некоторых, схватка неотвратима. В некоторых, она бессмысленна. Видеть и понимать контексты (время и место, декорации, действующие лица, причины, задачи и последствия). Чем объемнее осознаваем контекст, тем больше шансов принять оптимальное решение. Вступить в бой или избежать его, с максимальными выгодами и минимальными потерями.

6. Идя к цели, отсекать все лишнее. «Бой – это поражающий удар и устранение препятствий к нему». Удар первичен. Первична цель. Все действия и решения системы исходят из цели. Уничтожение и нейтрализация. Путь к ней должен быть максимально короток и минимально затратен. Кроме того, только зная цель, начинаешь видеть препятствия.

7. Улыбаться, идя на нож, доставая пистолет. «Разговаривая с людьми, улыбайся. Люди это любят…» Улыбка расслабляет не только собеседника, но и рассказчика (бойца). Помогает плыть, правильно общаться, правильно понимать контекст боя. Нет причин хмуриться, если вы обладаете оружием, если вы обладаете системой.

8. Смотреть на бой глазами Бога. Все наши поединки уже записаны в небесных книгах. Нам остается их прочесть. Бой – это чтение, а не сражение. Важно, чтоб история была интересной. Красивой и правильной. Вы либо принимаете, либо не принимаете роль со-автора. В соавторстве с НИМ и поражение становится победой. А победа становится открытием нового…
Красивых и правильных Историй вам!   

 

«Истории к юбилею» часть 6

25 февраля 2017 года в ресторане на Шабловке праздновали юбилей российского предпринимателя Александра Александровича Рабинкова. Театр предпринимателя подарил имениннику подарок в виде сторителлинг спектакля о нем самом, а сторителлер всея Руси Кирилл П. Гопиус с удовольствием его представил.

Армейские истории. Как маму в армию вызывали.

Про армию сейчас мало что вспоминается, а это пласт-то такой, важный.
Вокруг меня, большинство людей в армии не служили. Хорошо это или плохо, сложно сказать…

Признаюсь, я за всю службу автомат один раз держал на присяге, но, до нее я рос в основном в дружественном коллективе, в команде, а в стройбат я фактически попал, как на зону. Собирают молодых парней. У всех гормоны играют. Всем нужно себя показать. Все тупые. Авторитетов нет. Только сила.

Это все заставляет решать разные задачи, хочешь ты этого или не хочешь. И вот общаясь с теми, кто этого не прошел, думаешь, что они воспринимают жизнь так же, как и ты. С таким же опытом. Они начинаю отстаивать свое мнение. И мне приходиться корректировать их точку зрения, в том числе, и через истории…

Я проводы отгулял, меня забрали. А потом вернули назад на три дня. Не было на меня наряда. Мама категорически заявила: «Других проводов у тебя уже не будет…» Больно уж первые были «на полный отрыв».
А после я попал в строительные части, благодаря моему дяде Владимиру Абрамовичу. Меня сначала в ГДР призвали в спорт роту из строительного института.
А все, кто туда распределись, попадали в Афган. И Владимиру Абрамовичу было дано задание от семейного клана не пустить меня туда. Попал в строй бат.

А расскажу я, как мою маму вызвали в армию, поговорить о плохом поведении сына.
Копилось это долго. Наш комбат Ислам Мамедович Казимов, азербайджанец из Туркмении (почему нас называли «войсками ислама»), узнав, что моя мама по отчеству Абдурахмановна, подумал, что «этот москвич» может быть полезен в информировании его о том, что происходит в русской диаспоре.
Намеки делались, хоть и прозрачные, но мне не понятные. Я просто не понимал, что мне предлагалось конкретно стучать. Это было для меня тогда настолько дико.
Намеков я не понимал. А комбата это взбесило. Он обиду затаил.

В августе на день строителя. Я был почти «дедушкой». Чувствовал себя прекрасно, не испытывая проблем ни с дисциплиной, ни с едой, ни с досугом.
А день строителя в строительных войсках… это был серьезный праздник.
К нам приезжал полковник Магарас. К его приезду часть шерстили.
А мне поручили, поскольку прока с меня было мало, подготовить отчет о положении дел в нашей роте.

А в роте было много разных проблем…
Как-то зимой, когда и мы порядком отслужили и вместе с нами туркмены и азербайджанцы. Пришли молодые.
И что-то мы набедокурили. Капитан Дидурик, начальник штаба, приказал мне и еще четырем «приблатненным»: «Рабинков, давай со своими… чтобы весь плац вычистили. Даю на это 20 минут…»

Кроме того, что время для выполнения не реальное, но главное, тут же стоят азербайджанцы и смотрят внимательно…
То есть «западло»

Что делать? Решающую роль сыграла, не побоюсь этого слова, гениальность Александра Александровича Рабинкова.
Поскольку капитан Дидурик не хотел мерзнуть на морозе, он пошел к себе в штаб. А в роте никто не слышал, что нас за самоволку наказали.
Я вбегаю в роту встречаю бойца из Тульской области Тараканова: «Тараканов! – говорю, тут не то, что деды тебя просят, а есть такое комсомольское задание, вычистить плац. Мы бы и сами убрали, но, вон стоят «условные враги» перед которыми нам «западло» что-то делать…»

Тараканов организовал весь свой призыв. 36 человек, которые моментально, в течении 20 минут, привели плац в изумительное состояние.
Через двадцать минут выходит Дидурик, и как в кино… я смахиваю со лба пот и дышу уставший.
Он в изумлении: «Рабинков!.. идите отдыхайте… Но, смотрите, чтобы больше без нарушений… Молодцы!»

А он по национальности украинец, поэтому покровительствовал в основном русским.
И ему льстило, что задание выполнили именно его ребята.
Но, айзербайджанцы, по своей сути, конечно, ребята не подлые, поэтому тут же доложили, что Рабинков просто припахал молодых. С применением угроз и побоев.
Никто же не верил в мое мастерство рассказывания историй, при котором сохранялось уважение и поднимался авторитет.

Тогда Дидурик старшего лейтенанта Олейникова на меня натравил, чтобы я ему признался в неуставных отношениях с молодыми. Ничего не получилось и все повисло… Повисло-то повисло, но никуда не пропало.

Олейников же тот был молодой и его никто не слушал. Мало того, был случай, я ему разок засадил «в душу». То есть, у меня с Олейниковым были плохие отношения. И он все время мне пытался нагадить.

И вот День строителя. 8 августа 1986 года.
Выстуает Магарас. Все друг друга поздравляют. Печеньки нам раздали. И предоставляют мне слово для отчета о положении дел в Строительной части 54 082.

Выходит Александр Александрович. И начинает с того, что «дедовщины» в части 54082 нет. Мало того, нет даже намека на нее.
А, все взаимоотношения, в том числе, и не уставные строятся исключительно по национальному-чмошинскому признаку. Но, это не из-за того, что азербайджанцы плохие или русские или туркмены.

Все как-то сразу затихли… 27 съезд же только недавно прошел. Какие-то знакомые слова вроде звучат, а о чем речь не понятно.
Магарас сидит, успевший выпить. Рядом с ним Казимов. Капитан Дидурик. Дальше Олейников и остальные ротные и старшины.

Я смотрю с трибуны в зал, и вижу, на меня народ заинтересованно смотрит. Те же азербайджанцы.
Я продолжаю: «Вот, был случай… Капитан Дидурик дал задание почистить плац старослужащим первой роты, которые обратились к заместителю по комсомольской работе Тараканову, который, в свою очередь, проявив комсомольское рвение, с блеском это задание выполнил, организовав бойцов.

Но, командир роты, комсомольский вожак, Олейников, вместо того, чтобы похвалить, дал Тараканову несколько нарядов вне очереди. Как же люди могут выполнять комсомольские поручения? Когда их за это же потом наказывают?
Посмотрите, я обратился к Магарасу, как так?..»
К концу речи я поймал кураж, поэтому был убедителен. И весь клуб мне стал аплодировать, в том числе и азербайджанцы с туркменами.
Я заканчиваю. Смотрю, Олейников красный сидит.
Это было звездным часом.

Ну, а дальше… Был концерт. У меня эйфория от собственного выступления. Когда же все закончилось, на выходе из зала, я задеваю ногой стул и валю еще несколько штук сразу. С грохотом.
И слышу голос Олейникова: «Рабинков!!!»
Тут же понимаю, что если я сейчас эти стулья подниму при всех, то вся моя победа, достигнутая пламенной речью, померкнет. Поэтому делать этого нельзя никак. Я продолжаю идти в развалочку, как будто ничего не слышу.
А в спину: «Рабинков! Рабинков!!!»
И рука на плечо ложится. Я разворачиваюсь весь на пафосе от недавнего выступления и: «Да, пошел ты на…!!!» А это оказался капитан Дидурик… Начальник штаба…

На следующий день мама приехала в часть…
Ей озвучили, что «будем сажать на три года за оскорбление»… Дисбат.
Довели ее до слез… И это, конечно, грустная история.
Но, тем не менее… Такое было….

«Церен Санджеевич Балзанов. Победа, как завет отца». (отрывки из книги)

«Церен Санджеевич Балзанов. Победа, как завет отца».

«Когда ты, Церен, окрепнешь, встанешь на ноги, при первой же возможности возвращайся на родину в Калмыкию. И там поднимай боевой калмыцкий дух. Делай из ребят спортсменов, боксеров, настоящих мужчин».
                                                      Сандже Гаряевич Балзанов (отец тренера)

Вступление. Многоголосое слово.

У этой книги один рассказчик, но много соавторов. Все те, кому повезло знать Церена Санджеевича Балзанова, жить с ним, тренироваться, работать, добиваться успехов.
Все они, жена, дочери, ученики, друзья, коллеги, будут вспоминать его, ведя повествование от лица одного рассказчика. Объединив в одни уста всю ту любовь к Церену Санжеевичу и память о нем, которая сохранилась в калмыцком народе, и будет жить среди его потомков и последователей…

Заслуженный тренер России и Таджикистана Балзанов Церен Санжеевич…
Слышали ли вы это славное имя, оставшееся в народной памяти?

Потомок калмыцких князей, рожден был вдали от родины. По заветам отца, вернувшийся на землю предков своих.
А вернувшись, окликнул сородичей:
«Что, забыли вы, чья в вас кровь течет? Кровь Чингисхана, победителя!
Что, забыли вы, свой боевой кличь? Кличь калмыцких воинов: «Ура!»
Кличь, что несется над поверженным врагом!..»

И вновь стала рождать земля калмыцкая чемпионов и олимпийских героев, гремящих славою своею по всему миру. А заслуженный тренер делился с ними навыками боевыми и словом мудрым, создав школу, что нынче носит его имя. Что воспитывает в своих стенах новых боксеров. Победителей на будущие времена.

Почтим память сына калмыцкой степи, у которого незадолго до смерти спросили: "Где Ваша родина?"
Он посмотрел на закат, помолчал, а после прохрипел: "Моя родина там, где над степью восходит солнце..."


(Читайте книгу...)

Картинки по запросу балзанов. победа, как завет отца

Военные конфликты. Родители. Сторителлинг.

"Спи мой воробушек, спи мой сыночек...
Спи мой звоночек родной..."
                                 Анна Герман


Я прочитал книгу Сьюзен Сонтаг «Смотрим на чужие страдания». Начал читать «О фотографии». По хронологии, нужно было бы наоборот.
Читать интересно, хотя человек говорит о фотографии, как мы бы сейчас писали об интернете. Для нас он не набрал мистики. Для нас это устройство. Гаджет. Информация.
Так же и для Сонтаг в 1977 году и даже в 2003 фотография.

Для нее фотографирование тогда не успело стать религией, как и для нас сейчас интернет.
Поэтому ее рассуждение о фото, как о носителе информации. Она, возможно я ошибаюсь, еще не чувствует, что фотография может передавать состояния и смыслы.
Что фотография это такое же повествование… Красивая и правильная История.
Ну да бог с ней, со мной и с нами. Все равно, я дочитаю вторую книжку до конца и благодарен автору за открытия и поводы для исследования.

Я о другом. Поскольку книга посвящена фотографиям страданий, то, естественно, она, в основном, о фотографиях фиксирующих военные действия. Начинается книга с упоминания размышлений Вирджинии Вульф об истоках войны (июнь 1938).
И тут смешенная цитата Сонтаг и Вульф: « Войну устраивают мужчины. Мужчины любят войну, для них «в сражении слава, необходимость и удовлетворение»; женщины этих переживаний и радостей не разделяют…»
Дальше о фотографиях войны. Как они сначала шокируют, потом раздражают, потом вызывают привыкание…
И все это – одни мужчины убивают других мужчин, а заодно женщин и детей…

Действительно. Смотришь про Украину, про Сирию. А потом перестаешь смотреть. Что я черствый? Не думаю. Я сто раз смотрел «Чапаева», когда его конница летит, спасая своих от каппелевцев или «Судьбу человека», когда мальчишка обнимает Бондарчука: «Папка! Родненький! Я знал, что ты меня найдешь!!!». И каждый раз, не плачу, обливаюсь слезами. Улыбаюсь глупо и реву…

Но, еще… что мне эти жертвы в Сирии, Украине, когда одни мужики убивают других. В общем, и те и другие знали, на что шли. А я еду в московском метро и вижу, как рядом со мной молодая мама начинает шипеть на свою семилетнюю дочь, потом срывается на шипящий крик, потом начинает трясти за грудки. А все потому, что та, не делает, как «я сказала»… Не снимает теплую шапку.
Не редко ведь и до телесных наказаний доходит.
Кто-то такого не видел?

Войну устраивают не мужчины. Войну устраивают родители. Как только один из них дал сегодня своему ребенку подзатыльник, будьте уверены, послезавтра военного конфликта не миновать (не важно, в Сирии, Украине или Москве)…
Войны ведут не «свои» против «чужих», но, «свои» против «своих», которые стали чужими.

Это уже не разница идеологий или наций.  Это очевидный невроз, приводящий к войне.
И причина этого невроза мне, как сторителлеру очевидна, хотя и невероятна, для остальных.
Невозможность рассказывать истории о себе…
……………………………………………………
О том, что тебя действительно волнует. О том, что для тебя действительно важно. О том, кто ты такой. Зачем ты здесь.
Потому что о себе – страшно. Это, как выходить перед большой аудиторией выступать. Страх непринятия «меня такого уникального»…
Лучшая иллюстрация тому – социальные сети. Генерируемый контент – 1-1.5 %. Все остальное - перепост. Истории о ком угодно, но не о себе.

Но, ведь это 99 % ложь…
Кто-то из нас знает кого-то другого лучше, чем себя? Да вообще, хоть как-то знает другого? Если никто о себе не рассказывает… Все, что мы можем знать о другом – одежда, резюме, наличие недвижимости.
Нельзя безнаказанно врать. Ложь приводит к неврозу. Невроз к насилию над детьми и близкими. Насилие приводит к ВОЙНЕ между одной страной и другой страной. Одной идеологией и другой.

Именно возможность рассказать «СВОЮ» РЕАЛЬНУЮ ИСТОРИЮ и выслушать «ЧУЖУЮ» приводит к объединению общими смыслами (что по латыни «religio»). К принятию «чужих» смыслов. Принятию того, что «твоя семилетняя дочь не хочет снимать теплую шапку в метро». И вот, глядишь, Украина с Россией снова братья, в Сирии никто не воюет. Иллюзии, конечно…

Потому, что и Истории о себе нужно уметь рассказывать. А иначе они будут такими же фотографиями о страданиях из книги Сонтаг, которые сначала шокируют, потом раздражают, потом вызывают привыкание…
Но, есть «Чапаев» и «Судьба человека». Много других фильмов и книг, которые мы пересматриваем и перечитываем и переживаем, как в первый раз. Точнее, раз от раза сильнее.

А есть книга «Фотоальбом Александра Будберга» (конечно, есть много других). Там собраны фотографии Истории (хотя среди них большинство о войне, смерти и страданиях). Я шесть лет пересматриваю эти фотографии. Перечитываю истории, их сопровождающие. И каждый возвращаюсь к ним, как в храм.
Не за тем, ЧТО сфотографировано и написано, не за информацией. А за энергией КАК. И смыслом ЗАЧЕМ. Объединяясь с авторами фотографий и историй.

Поэтому и закончить хочу фотографиями из этой книги…
Allan Horn. 1991. Перед отправкой в Кувейт. Холли Веланс обнимает свою семилетнюю дочь Чейни.

Но у красивой и правильной Истории всегда есть продолжение, ритм...


"...Ведь правильные отношения родителей и детей чуть ли не единственная опора, которая может удержать мир от самых разных безумств..."

А.П. Будберг "Родительский день"

Сторителлинг и разведка.

Разве́дка — сбор информации о противнике или конкуренте для обеспечения своей безопасности и получения преимуществ в области вооружённых сил, военных действий, политики или экономики.
Разведка может использовать как легальные методы сбора информации (например, сбор и анализ данных из открытых источников, прослушивание радиоканалов из-за границы, наблюдение при помощи разведывательных спутников), так и нелегальные операции, попадающие под понятие «шпионаж» или «кража информации».
«Википедия»


Для кого-то телевизор «зомбоящик», для меня же «Книга Перемен».
Я под него медитирую. Я с ним ищу смыслы.
И нахожу…

Происходит это так же, как гадание с «И Цзин». Только вместо комбинаций палочек различной длинны (яо), гексаграмм, я «выкидываю» всякие телевизионные каналы без какой либо системы, без какого либо «внешнего» толка.
Мимодумное «перещелкивание» прекрасно «отключает голову». И телевизор, как любой гипертекст, как любая Игра, начинает выдавать тебе… Нечто, что должно растолковать…
Новогодние праздники – лучшее время для таких ритуалов. Можно целый день медитировать.

Ближе к делу. В один из дней, перед отходом ко сну, выпала мне передача «Исследователи» по каналу «Культура» (по-моему). Сначала, ничего было не понять. Товарищ ведущий исследователь разыскивал информацию о какой-то киносъемке, разговаривая с какими-то людьми, роясь в архивах, перечитывая документы, рассматривая фотографии. При этом, что за киносъемка, о каком времени и месте идет речь, было не понятно. Единственным «якорем» была фамилия «Раскольников».

Потом всплыла фамилия «Троцкий». Потом проявился «Афганистан». Ну, и, наконец, общая картина, приблизительно, стала понятна. Речь шла о советской дипломатической миссии в Афганистане, в первые годы Советской власти. Еще какое-то время ушло на то, чтобы понять, что же все-таки это была за «вожделенная» киносъемка? Зачем ее необходимо было найти? И почему это вызывало трудности у «исследователей»?

Многое разъяснил «круглый стол» под конец передачи. Если без особых подробностей, то Советская власть, не смотри что самой без году неделя, с «младых ногтей» планировала раздувать пожар мировой революции на азиатский континент. В качестве удобной перевалочной базы был выбран Афганистан. А там дальше Индия, Пакистан, Непал, Тибет… Шамбала! О!...

В Афганистане, соответственно, и велась основная разведывательная деятельность, связанная с тем регионом. Одним из важных мероприятий в этой деятельности, как раз, и была та самая киносъемка. Следует заметить, что это не было какой-то шпионской съемкой скрытой камерой за военными объектами или политическими персонами. Нет!
Это был обычный документальный фильм о стране, ее людях, их обычаях, их менталитете. Их Истории…

Собственно и сложность найти эту запись заключалась в том, что большая ее часть до сих пор храниться в архивах «сами догадайтесь какого ведомства». Надо еще заметить, что англичане, имевшие определенную власть на той территории в то время, сильно препятствовали тому, чтобы эта съемка проводилась. А казалось бы… Ну, снимают люди быт, праздники, пасторальные сценки…

Конечно, и те и другие прекрасно понимали, что именно такие вот «обычные истории» являются прекрасным материалом для планирования стратегии разворачивания любой экспансии, хоть экономической, хоть идеологической, хоть военной…
И тут важно не просто снимать «поверхностный слой», а уметь достать именно те истории, которые содержат в себе «нутро, суть и смысл» интересующего тебя народа, сообщества, интересующей тебя территории.

И такое умение – одно из главных качеств разведчика, будь ты бизнесменом, политиком или военным. А, как мы знаем, прежде чем научиться «доставать» из людей, организаций или сообществ их «внутренние истории», нужно уметь создавать и представлять свои…
Вот тебе и Сторителлинг, вот тебе и «И Цзин»…


Я люблю цитаты. Не с точки зрения дополнительной аргументации, но, как английский рожок в «Безымянной звезде», и инструмент-то неказистый, а без него никак…
Так вот, перечитал я «Чапаев и Пустота». А там, что ни страница, все, - двери в состояния, все, - гексаграммы «Книги Перемен».
Ну, вот хотя бы…

«Мы всегда стараемся проникнуть глубоко в душу того народа, с которым ведем дела. Дело здесь не в том, что мы хотим извлечь благодаря этому какую-то дополнительную
прибыль………Дело здесь, скорее, в желании возвысить до искусства даже самую далекую от него деятельность. Понимаете ли, если вы продаете партию пулеметов, так сказать, в пустоту, из которой вам на счет поступают неизвестно как заработанные деньги, то вы мало чем отличаетесь от кассового аппарата. Но если вы продаете ту же партию пулеметов людям, про которых вам известно, что каждый раз, когда они убивают других, они должны каяться перед тремя ипостасями создателя этого мира, то простой акт продажи возвышается до искусства и приобретает совсем другое качество. Не для них, конечно, - для вас. Вы в гармонии, вы в единстве со вселенной, в которой вы действуете, и ваша подпись под контрактом приобретает такой же экзистенциальный статус, какой имеют восход солнца, морской прилив или колебание травинки под ветром...»

Лучше не скажешь…

Кортасар о событиях на Украине и в Соц Сетях...

"Они почти загрустили о том, что в клинике их ожидала серьезность, наука, самоотверженность и тому подобное.
-- Што за жисъ бис трагедий? -- прочитала Талита на великолепном
испаноамериканском языке.
Так все и продолжалось, пока не пришла сеньора Гутуззо с последними
радионовостями насчет путча полковника Флаппы и его танков -- наконец-то нечто реальное и конкретное, отчего всю троицу разом как ветром сдуло..."

                                                               Хулио Кортасар "Игра в классики"


Фотография: Кортасар о событиях на Украине и в Соц Сетях... Работать скучно... "Они почти загрустили о том, что в клинике их ожидала серьезность, наука, самоотверженность и тому подобное.-- Што за жисъ бис трагедий? -- прочитала Талита на великолепномиспаноамериканском языке.Так все и продолжалось, пока не пришла сеньора Гутуззо с последнимирадионовостями насчет путча полковника Флаппы и его танков -- наконец-то нечто реальное и конкретное, отчего всю троицу разом как ветром сдуло..." Хулио Кортасар "Игра в классики"

"Противоядие" (об Александре Гордоне, стихах и сторителлинге) (часть 2)

Начало здесь...

Теперь про вечер…
Конечно, практически все собравшиеся, ждали «творческого вечера Александра Гордона».
Догадываясь об этом, Александр Гарич сделал небольшое пояснение, о том, что поскольку это мероприятие проходит в рамках фестиваля посвященного Булату Окуджаве, то вечер будет скорее «под эгидой Александра Гордона». А поскольку сам фестиваль называется «…И друзей созову…» то и…
Фотография: Вечер Александра Гордона в Театре современной пьесы. Заслуженная артистка СССР лауреат сталинской премии Инна Макарова читала Паустовского, а Александр Гарич Межирова "Мы под Колпином скопом стоим,Артиллерия бьет по своим.Это наша разведка, наверно,Ориентир указала неверно..."

Но началось с сюрприза, который стоил этой небольшой рокировки. На сцену Александр Гарич пригласил заслуженную артистку СССР, лауреата сталинской премии…
Инну Макарову!!!

87 лет… Она читала Паустовского. Причем такого, о котором я и не подозревал… Вот уж История историй… Красивая, правильная… И Инна Владимировна… Слушатели позабыли про все. Это была история военной любви. Когда она закончилась, небольшой зал Театра аплодировал как три… Многие встали…

После оваций актриса в сопровождении своей дочери Натальи Бондарчук пошла по узкому проходу к выходу, а я сидел… а точнее стоял в этот момент рядом с проходом. Когда Инна Владимировна проходила мимо, я хотел как-то помочь ей подниматься по ступеням. А получилось так, что обнял и не удержался, - поцеловал в макушку (она небольшого роста и шла нагнувшись)… точь в точь, как свою Бабушку… И вспомнил, как это бывало… и больше нет…

Спасибо Вам Инна Владимировна!

А дальше были стихи… То самое «противоядие». Причем многие стихи уже звучали или на «Дожде» или в «Хмуром утре». Вот только теперь я все понимал и принимал, так как следовало принимать стихи. Хорошие стихи. Их читали старый знакомый Гордона, поэт Александр Кузнецов. Его папа Гари Борисович Гордон.

Сам Александр Гари тоже читал…
Запомнился и тут же заучился наизусть Межиров…

«Мы под Колпином скопом стоим,
Артиллерия бьет по своим.
Это наша разведка, наверно,
Ориентир указала неверно.

Недолет. Перелет. Недолет.
По своим артиллерия бьет.

Мы недаром присягу давали.
За собою мосты подрывали,-
Из окопов никто не уйдет.
Недолет. Перелет. Недолет.

Мы под Колпиным скопом лежим
И дрожим, прокопченные дымом.
Надо все-таки бить по чужим,
А она - по своим, по родимым.

Нас комбаты утешить хотят,
Нас, десантников, армия любит...
По своим артиллерия лупит,-
Лес не рубят, а щепки летят…»

Много в тот вечер говорилось о поэзии и о войне. А главное о ветеранах и тех, кто ими не стал…
Вечная память и Спасибо!

Мы, конечно, встретились после… И поговорили… Но не так уж это и важно. Важно, что после этого вечера на душе стало чуть меньше шлака, пыли и некрасивых историй… Их вымыло Противоядие…
Спасибо Александр Гарич!

"Ты припомни Россия, как все это было... как пол жизни ушло у тебя на бои..."

Исполняет Валентин Никулин...

Ты припомни, Россия,
Как всё это было:
Как полжизни ушло
У тебя на бои,
Как под песни твои
Прошагало полмира,
Пролетело полвека
По рельсам твоим.

И сто тысяч надежд,
И руин раскалённых,
И сто тысяч салютов,
И стон проводов,
И свирепая нежность
Твоих батальонов
Уместились в твои
Полсотни годов.

На твоих рубежах
Полыхали пожары.
Каждый год, словно храм,
Уцелевший в огне.
Каждый год, как межа
Между новым и старым.
Каждый год, как ребёнок,
Спешащий ко мне.

На краю городском,
Где дома-новостройки,
На холодном ветру
Распахну пальтецо,
Чтоб летящие к звёздам
Московские тройки
Мне морозную пыль
Уронили в лицо.
Чтоб летящие к звёздам
Московские тройки
Мне морозную пыль
Уронили в лицо.

Только что там зима -
Ведь проклюнулось лето!
И, навеки прощаясь
Со старой тоской,
Скорлупу разбивает
Старуха-планета -
Молодая выходит
Из пены морской.

Я люблю и смеюсь,
Ни о чём не жалею.
Я сражался и жил,
Как умел - по мечте.
Ты прости, если лучше
Сказать не умею.
Припадаю, Россия,
К твоей красоте!

Valentin Nikulin

Valentin Nikulin

Александр Межиров "Мы под Колпином скопом стоим..." (из цикла "Десантники")

Мы под Колпином скопом стоим,
Артиллерия бьет по своим.
Это наша разведка, наверно,
Ориентир указала неверно.

Недолет. Перелет. Недолет.
По своим артиллерия бьет.

Мы недаром присягу давали.
За собою мосты подрывали,-
Из окопов никто не уйдет.
Недолет. Перелет. Недолет.

Мы под Колпиным скопом лежим
И дрожим, прокопченные дымом.
Надо все-таки бить по чужим,
А она - по своим, по родимым.

Нас комбаты утешить хотят,
Нас, десантников, армия любит...
По своим артиллерия лупит,-
Лес не рубят, а щепки летят.
1956

Межиров, Александр Петрович.jpg