?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сторителлинг спектакль «Путин. Истории от первого лица в восьми мгновениях» (2018)
(по книге «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным» Натальи Тимаковой, Андрея Колесникова, Натальи Геворкян 2000)
Сценарий: Кирилла П. Гопиуса
Истории представляет: Кирилл П. Гопиус

Посмотреть видео...
https://realmir-gopius.livejournal.com/1047591.html

«…Когда так много позади
всего, в особенности горя,
поддержки чьей-нибудь не жди,
сядь в поезд, высадись у моря.
Оно обширнее. Оно
и глубже. Это превосходство
не слишком радостное. Но
уж если чувствовать сиротство,
то лучше в тех местах, чей вид волнует, нежели язвит…»

ГДР. Все бросили и ушли.

Рассказчик: Я работал в ГДР и Дрездене. Мы приехали туда в 85 году, а уехали уже после падения Берлинской стены, в 90-м. К тому времени я уже десять лет проработал в органах. Ни о какой романтике речь уже не шла.
Вербовка источников информации, получение информации, обработка ее и отправка в центр. Вполне рутинная работа.

В 89-м. Когда начали громить управление Министерства госбезопасности, мы опасались, что могут прийти и к нам. Конечно, немцев можно было понять, вот только форма, в которую вылился их протест, вызывала досаду. Я наблюдал, как это происходило. Люди ворвались в управление МГБ. Какая-то женщина кричала: «Ищите вход под Эльбой! У них там узники томятся по колено в воде!»
Какие узники? Почему под Эльбой?
Понятно, что это была обратная реакция. Люди устали от контроля со стороны МГБ. Общество было абсолютно запугано. В МГБ видели монстра. Но МГБ тоже было частью общества и болело теми же болезнями. Там работали очень разные люди.

Когда начались все эти революционные события, наша соседка неделю плакала именно по утраченной идее, по крушению того, во что они всю жизнь верили. Для них это стало концом всего - жизни, карьеры. Они же все остались без работы, был запрет на профессию. У Кати в садике была воспитательница, по призванию воспитательница. После падения стены она уже не имела права воспитывать детей.

Как-то люди собрались и вокруг нашего здания. Ладно, немцы разгромили свое управление. Это их внутреннее дело. Но мы-то уже не их внутреннее дело. Угроза была серьезная. А у нас там документы. И никто не шелохнулся, чтобы нас защитить. Мы были готовы сделать это сами. И свою готовность нам пришлось продемонстрировать. Это произвело необходимое впечатление. Правда, на некоторое время.

Когда же толпа снова осмелела, я вышел к людям и спросил, чего они хотят. Объяснил, что здесь советская военная организация. А из толпы спрашивают: «А ты-то кто такой? Слишком хорошо говоришь по-немецки».
Люди были настроены агрессивно. Я позвонил в нашу группу войск и объяснил ситуацию. А мне говорят: «Ничего не можем сделать без распоряжения из Москвы. А Москва молчит».
Потом, через несколько часов, наши военные все же приехали. И толпа разошлась. Но вот это, «Москва молчит»...
Возникло ощущение, что страны больше нет. Стало ясно, Союз болен. И это смертельная, неизлечимая болезнь под названием «паралич власти».

Когда рухнула Берлинская стена, мне было жаль утраченных позиций Союза в Европе, хотя умом я понимал, что позиция, которая основана на стенах и водоразделах, не может существовать вечно. Но хотелось, чтобы на смену пришло нечто иное. А ничего другого не было предложено. Просто бросили все и ушли.

Позже в Питере у меня была любопытная встреча с Киссинджером. Была такая
комиссия с Собчаком, по развитию Петербурга. Как-то я его встречал в аэропорту. Мы сели в машину и поехали в резиденцию. По дороге он меня расспрашивал, откуда я взялся, чем занимался. Такой любопытный дед. Кажется, что спит на ходу, а на самом деле все видит и слышит.

Дошло до того, что я ему рассказал: «Вы знаете, я работал по линии разведки в Германии».
На что он мне сказал: «Все приличные люди начинали в разведке. Я, например, тоже».
И чуть позже: «Вы знаете, меня сейчас критикуют за мою позицию в то время в отношении СССР. Я считал, что Советский Союз не должен был так быстро уходить из Восточной Европы. А сейчас мне говорят: «вот ушел же Советский Союз, и все нормально, а вы считали, что это невозможно».
Но, честно говоря, я до сих пор не понимаю, зачем Горбачев это сделал…»

А я совершенно не ожидал услышать от него такое. Ему сказал и сейчас повторю: Киссинджер был прав. Мы избежали бы очень многих проблем, если бы не было такого скоропалительного бегства...

Картинки по запросу путин в гдр

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner