?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сторителлинг спектакль «Путин. Истории от первого лица в восьми мгновениях» (2018)
(по книге «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным» Натальи Тимаковой, Андрея Колесникова, Натальи Геворкян 2000)
Сценарий: Кирилла П. Гопиуса
Истории представляет: Кирилл П. Гопиус

Посмотреть видео...
https://realmir-gopius.livejournal.com/1047591.html

"…Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далеко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.
……………………………………………………
Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им...
Как там в Ливии, мой Постум, или где там?
Неужели до сих пор еще воюем?.."

Премьер-министр. Преемник.

Рассказчик: В Москве практически каждый год у меня были повышения. Хотя был момент, когда я собирался уходить из администрации. Это когда работал в Контрольном управлении. Работа такая... не созидательная сама по себе. Но, пока думал, меня назначили первым замом главы администрации президента, и я занялся регионами, контактами с губернаторами. До сих пор считаю, что эта работа была самой интересной. Тогда же, кстати, у меня сложились отношения со многими губернаторами. Мне стало ясно, что работа с лидерами регионов одно из самых важных направлений деятельности в стране.

Как-то Борис Николаевич пригласил меня к себе и сказал, что у него есть идея предложить мне пост премьер-министра. Ельцин не спрашивал, согласен я или нет. Потом, уже в эфире, он высказался обо мне как о «будущем возможном президенте».
На что Селезнев тогда заметил: «Они же на вас крест поставили».

Все это происходило на фоне только что начавшейся агрессии в Дагестане. Я как бы внутренне для себя решил, что все, карьера на этом, скорее всего, закончится, но моя миссия, историческая миссия - звучит высокопарно, но это правда - будет заключаться в том, чтобы разрешить эту ситуацию на Северном Кавказе. Я сказал себе: «Бог с ним, у меня есть какое-то время - два, три, четыре месяца, - чтобы разбабахать этих бандитов. А там уж пусть снимают».

Чем была тогдашняя ситуация на Северном Кавказе и в Чечне? Продолжением развала СССР. Я был уверен, если мы сейчас, немедленно это не остановим, России как государства в ее сегодняшнем виде не будет.
Поэтому, когда Ельцин объявил меня преемником и все сочли, что для меня это начало конца, я был совершенно спокоен. Несколько месяцев у меня есть, чтобы консолидировать вооруженные силы, МВД и ФСБ, чтобы найти поддержку в обществе. Хватит ли времени? Только об этом думал…

С первыми лицами Минобороны, Генштаба, МВД мы собирались почти ежедневно, а то и два раза в день. Так, почти на ручном управлении, удалось преодолеть ведомственную разобщенность: когда армия не понимает, что делает МВД, а ФСБ критикует всех, но сама ни за что ответственности не несет. Мы – одна команда, единый организм. Только так можно было достичь успеха.

Я был убежден, что если мы не остановим экстремистов, то очень скоро нам грозит вторая Югославия на всей территории России.
Давно было понятно, что Чечней не ограничится. Это плацдарм для нового нападения на Россию. Ведь началась агрессия. Они накопили силы и напали на сопредельную территорию. Для чего? Захлестнуло бы Дагестан - и все. Кавказ отошел бы весь. Дагестан, Ингушетия, а потом вверх по Волге - Башкирия, Татарстан. И дальше вглубь страны.

Когда я представлял себе реальные последствия - меня оторопь брала. Развал такой огромной страны обернулся бы глобальной катастрофой. Мы должны были действовать. Проблема была еще в том, что нам не хватило бы никаких вооруженных сил, если бы конфликт пошел дальше. Нам пришлось бы объявлять призыв резервистов и их отправлять воевать. Началась бы настоящая крупномасштабная война. Или пришлось бы согласиться на раздел страны.

И тогда нашлось бы немало стран, которые признали бы независимую Чечню и в тот же день начали оказывать ей крупномасштабную и абсолютно официальную поддержку. И наши действия уже рассматривались бы не как решение внутренних проблем, а как агрессия.

Так что мы начали борьбу не против самостоятельности Чечни, а против агрессивных устремлений, которые начали нарождаться на этой территории. Мы их выбили из Дагестана. А они опять пришли. Мы опять выбили, а они пришли. И в третий раз выбили. А когда дали им серьезно по зубам, они взорвали дома в Москве, в Буйнакске, в Волгодонске.
…………………………
А через несколько дней после назначения меня премьер-министром умер отец...
…………………………
Недели за две-три до Нового года Борис Николаевич пригласил меня в свой кабинет и сказал, что принял решение уходить. Таким образом, я должен буду стать исполняющим обязанности президента. Он смотрел на меня, ждал, что я скажу.
Я сидел и молчал. Он стал более подробно рассказывать - что хочет объявить о своей отставке еще в этом году... Когда он закончил говорить, я сказал: «Знаете, Борис Николаевич, если честно, то не знаю, готов ли я к этому, потому что это довольно тяжелая судьба».

А он мне тогда ответил: «Я когда сюда приехал, у меня тоже были другие планы. Так жизнь сложилась. Я тоже к этому не стремился, но получилось так, что должен был даже бороться за пост президента в силу многих обстоятельств. Вот и у Вас, думаю, так судьба складывается, что нужно принимать решение. И страна у нас… какая огромная. У вас получится…»

Надо было что-то отвечать. Мы ушли в разговоре куда-то в сторону, и я думал, что забудется. Но Борис Николаевич, глядя мне в глаза, сказал: «Вы мне не ответили».

С одной стороны, есть свои, внутренние аргументы. Но есть и другая логика.
Судьба действительно складывается так, что можно поработать на самом высоком уровне в стране и для страны.
И глупо говорить: нет, я буду семечками торговать…
Я принял решение…


Картинки по запросу путин и ельцин

Latest Month

March 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner